Cuckold по-русски. Часть 3 / BdsmPro.ru

Cuckold по-русски. Часть 3

325

Два с половиной месяца понадобилось мне провести в Москве, чтобы решить все вопросы. И вот, наконец, я вернулся в родной город. Поезд пришел поздно вечером, и я добирался домой, когда уже было темно. Кати дома не оказалось: я позвонил ей на мобильный и после продолжительных гудков она подняла трубку:

— Привет, ты вернулся или нет? — ее голос был явно не трезвым, а фоном из трубки бухала громкая музыка.

— Я только что зашел в дом. А ты где?

— Я в клубе. Сегодня открытие стриптиз-клуба для взрослых «Провокация» и тематическое пати по этому поводу. Мы здесь с Тенгизом, приезжай, тут весело, полно стриптизерш, стриптизеров и прикольных конкурсов. Записывай адрес клуба

Наскоро приняв душ, я отправился в «Провокацию». Клуб оказался оформленным в будуарном стиле, повсюду дефилировали полуобнаженные красотки в откровенных нарядах. Молоденькие официантки были одеты в школьную форму советского периода (в сильно укороченном варианте), а на их головах красовались белые банты. Клубное громкое техно как-то диссонировало со всем этим эротичным гламуром, но с другой стороны, смешиваясь с мельканием светоустановок, ядовито-кислотным излучением ультрафиолета, пыхтением дымомашины, полуобнаженной плоти стриптизерш и безудержным весельем пьяной возбужденной публики, — производило впечатление иллюстрации к современному Содому и Гоморре. Так что, возможно, организаторы шоу и хотели добиться именно такого эффекта.

Я не без труда отыскал столик Кати и Тенгиза.

Катя сидела на коленях у Тенгиза и о чем-то щебетала ему на ухо. Одета она была в какое-то фантастическое обтягивающее латексное платье ярко-красного цвета. И было оно таким коротким, что не только черные чулки в крупную сетку, но и ажурные черные трусики были наружу. Я поцеловал жену (она ответила томным поцелуем, но не стала вставать с колен своего любовника), поздоровался с Тенгизом и сел за столик. Я удивился тому, что на столе не было никаких крепких напитков (Катя посасывала через соломинку какой-то экзотический коктейль, а Тенгиз пил пиво), но, тем не менее, они оба производили впечатление весьма подвыпивших людей. Катя объяснила мне мое недоумение:

— Тенгиз угостил меня каким-то волшебным порошком, и теперь меня колотит от желания секса

— Кокаин? — спросил я.

— Нет, — ответил Тенгиз, — Новинка из Голландии. Убойная штука и не вызывает привыкания. Все тормоза снимаются, бабы превращаются в животных — голодных самок. Посмотри на Катю, — и Тенгиз, не стесняясь, засунул свой палец ей под трусики прямо в киску, потом достал и продемонстрировал, что палец абсолютно мокрый, — Она вся течет от возбуждения, я ее еле удерживаю, чтобы она не изнасиловала здесь всех подряд.

Глядя на мою похотливую женушку, бесстыже сидящую на коленях у любовника на глазах у всего клуба, я тоже не на шутку завелся:

— И почему же ты ее сдерживаешь?

— Всему свое время. После полуночи будет конкурс для взрослых и отличный приз за участие. Катя обещала принять в нем участие, так что силы ей еще понадобятся, — и Тенгиз многозначительно улыбнулся.

Я заказал алкоголь покрепче и прилично принял на грудь, докладывая Тенгизу о проделанной работе. Он похвалил меня, сказав, что я не зазря ем свой хлеб. Так незаметно время дошло до полуночи, музыка стихла и на мини-сцене появился ведущий, одетый во фрак с бабочкой, а вместо брюк на нем были белые обтягивающие трусы-плавки. Он рассказал о том, что в новый клуб будут пускать только людей достигших 18-летнего возраста и соответственно программа и конкурсы тоже будут совсем не детскими, ведь не зря заведение носит имя «Провокация». После этого под бурные аплодисменты на сцену вышел специальный гость: высокий мулат шикарного атлетического сложения, который был победителем какого-то международного конкурса «Мистер... « чего-то там. На нем была лишь набедренная повязка из ярко белой материи.

Ведущий сказал, что этот мулат станет специальным призом для участниц конкурса. Помощники ведущего стали шнырять по залу и приглашать девушек для участия в конкурсе. Большинство отказывалось, а Катя согласилась и вышла на сцену. Конкурс начали, когда на сцене оказалось четыре девушки, в том числе и моя жена. Тенгиз пояснил мне, что на самом деле, двое из них — подставные (для затравки конкурса), а двое — реальные гости клуба.

С первым заданием — танцем вокруг шеста — все конкурсантки справились на ура, но мне казалось, что моя жена танцевала сексуальнее всех. Второе задание — эротическое раздевание в танце со стриптизерами клуба. Причем, чем меньше одежды останется на конкурсантках, тем больше баллов они получат. В результате одна девушка (реальная гостья) осталась в лифчике и трусиках, две девушки обнажили грудь, но их стринги остались нетронутыми, а моя Катя, выступавшая последней, под одобрительный рев столпившейся у сцены публики медленно сняла с себя последнюю деталь туалета — свои трусики.

В итоге, все однозначно признали победу моей супруги в этом конкурсе. С третьим заданием справились не все: реальная гостья клуба сошла с дистанции, когда узнала, что надо будет показать свою интимную прическу залу и рассказать о ней наиболее сексуально. Если до этого девушки находились в полутьме, то во время данного конкурса прожектор мощным лучом освещал лобок девушек, давая зрителям изучить все интимные подробности. Когда очередь дошла до Кати, то прожектор выхватил из мрака ее абсолютно выбритый лобок, на котором красовалась татуировка — сердце, пронзенное стрелой. «Надо же, пока меня не было она сделала себе тату», — пронеслось у меня в голове. А ведущий продолжил конкурс, задавая моей жене вопросы:

— Какую красотищу мы здесь с вами наблюдаем! Девственно чистый лобок, ни одного волоска и только романтическая татуировка. Она означает, что вы занимаетесь сексом только по большой и чистой любви?

— Нет, она показывает, где находится мое второе сердце, которым я живу и чувствую, — Катя была просто восхитительна в своем поэтическом бесстыдстве, — И это сердце так же мечтает быть простреленным стрелой Амура

— О, какие прекрасные слова! Думаю, очень многим мужчинам здесь сразу захотелось стать Амурами и пронзить своими стрелами ваше второе сердце! И сразу невольно возникает вопрос: вы замужем?

— Да, давно и счастливо

— А ваш муж знает о том, что сегодня вы веселитесь на открытии нашего замечательного клуба?

— Конечно, знает. Я не люблю обманывать мужа.

— Значит, ваш муж — великий человек! У него не только прекрасная жена, но он и сам — уверенный в себе мужчина. Ведь он вас не ревнует?

— Он замечательный человек, очень добрый и не ревнивый. Кстати, он находится здесь, в клубе, — Катя нашла меня глазами и указала на меня рукой. Прожектор выхватил меня из толпы. А ведущий продолжил:

— Отлично! Давайте поприветствуем мужа нашей конкурсантки, — раздались одобрительные свист и улюлюканье, — Спасибо вам за то, что в этот чудесный вечер вы разделили свою красавицу-жену со всеми нами! А теперь последний вопрос к конкурсантке: как называется ваша интимная прическа?

Катя опустила одну руку на киску, немного раздвинула указательным и средним пальцами свои нижние губки и сказала:

— Мое сердце открыто для любви... — и зал взорвался бурными аплодисментами.

И до этого клубная программа была, мягко говоря, откровенной, но последний конкурс меня просто шокировал. Ведущий призвал всех занять свои места, а мужчин достать свои пенисы из брюк. Конкурсантки по очереди должны были в чем мать родила бегать по залу и целовать члены. Время у конкурса строго ограничено. И та из конкурсанток, которая успеет поцеловать больше пенисов — объявляется победительницей.

Тенгиз мне доверительно сказал:

— Когда будут бегать посторонние мокрощелки — держи ширинку закрытой. А когда Катя выйдет, то достанем хуи: надо же ей помочь, чтобы она победила в конкурсе.

Голые конкурсантки на каблуках бегали между столиками, пытаясь как можно быстрее поцеловать  максимальное количество пенисов. Пьяные мужчины, возбужденные происходящим, не упускали момент и при приближении к ним девушек, помогали им склониться к своим хуям, придерживая их кто за попочку, кто за грудь, а кто-то успевал даже поцеловать их обнаженные тела.

Расчет Тенгиза оказался верным: Катя одержала победу с незначительным преимуществом и обошла одну конкурсантку на два члена, а другую — на три. Перед оглашением победительниц девушек одели в роскошные белые пеньюары до пят — подарок клуба за участие в конкурсе. И вот ведущий назвал победительницу: ей ко всеобщей радости оказалась Катя. Ей подарили какую-то очень вип-карточку с бешеными скидками в клубе и модном магазине дамского белья, и ведущий продолжил:

— И для участниц конкурса есть еще одно уникальное предложение: если они проведут вечер в клубе в этих сексуальных пеньюарах и в них же покинут наше заведение, то за них и их спутников заплатит наш клуб. Вы согласны принять наше уникальное предложение?

Все конкурсантки согласились. А Тенгиз так прокомментировал согласие Кати:

— Вот видишь, твоя жена уже начинает тебя кормить за свой счет.

Тем временем, ведущий вывел на сцену мулата в набедренной повязке и предложил Кате «развернуть» ее специальный приз. Моя жена присела на корточки перед этим атлетом и одним движением сняла с него кусок белой материи. Перед ее лицом возник черный как уголь член устрашающих размеров — сантиметров 25 в длину, наверное. Да к тому же еще и толстенный, как полицейская дубинка. Мулат большими ручищами прижал ее голову к своему члену: она коснулась его губами, поцеловала, облизала головку и взялась за него рукой, не обращая внимания на зрителей, как будто вокруг не было никого — только она и член темнокожего великана.

Их прервал ведущий, сказав, что они должны станцевать медленный танец и во время танца непрерывно целоваться. Моя жена поднялась и прижалась к мулату. Началась медленная музыка. Они слились в поцелуе и стали танцевать. Абсолютно голый темнокожий атлет приподнял мою жену на руки, а она повисла на нем, обхватив его торс своими ногами. И мне показалось, что его член в этот момент оказался погруженным в Катино лоно. Они целовались и целовались, а публика замерла, глядя на это зрелище. Когда кончилась музыка и включился яркий свет, то все увидели, как Катя медленно спускается с атлета на танцпол, освобождая его огромный член из своей киски

Под аплодисменты зала ведущий проводил их в вип-комнату, чтобы парочка смогла насладиться друг другом без свидетелей.

Глядя на все это, я не смог ни поделиться с Тенгизом своими мыслями:

— Я не узнаю свою жену. Раньше она даже мысли боялась допустить, что кто-то может узнать об ее изменах. А теперь она голая скачет по залу, целует хуи незнакомым мужикам, прилюдно трахается с негром

— Дима, а разве не этого ты хотел в своих фантазиях? Разве ты не мечтал о том, чтобы твоя жена стала шлюхой? Причем, не понарошку, не в игре, а настоящей шлюхой, которая любит ебаться с разными мужчинами и не скрывает этого

— Конечно, хотел, но я не думал, что это будет вот так, что это случится на самом деле

— Бойся своих мечт, Дима, они могут исполниться. Пока тебя не было, я пригласил к Кате из Москвы хорошего специалиста: психоанализ, гипноз плюс моя финансовая стимуляция ее блядства, плюс качественный секс... Плюс моральная поддержка ее семьи: теперь ее сестра работает у меня и получает хорошую зарплату, а ее маме я оформляю визу в США, чтобы она могла съездить к своим родственникам, которых не видела 20 лет

— Мою Катю гипнотизировали? Ты ее превратил в зомби?

Тенгиз расхохотался:

— Ты фильмов ужасов, наверное, слишком много смотрел, такую глупость порешь... Ты не поверишь, нам даже ничего не пришлось внушать Кате — ее гиперсексуальность заложена природой, просто, все это нужно было высвободить наружу. Она находилась под давлением общественного мнения, вгоняла себя в рамки социальных условностей. В общем, я не медик, чтобы научно тебе все это объяснить, но чтобы было понятно — твоя Катя была заложницей жутких комплексов, и мы избавили ее от этих комплексов. Так что, сегодняшняя Катя — это та же, прежняя Катя, только без комплексов.

— Но зачем это все тебе? Ты же не из альтруизма все это делаешь?

— Ты не глупый человек, Дима. Да, я прежде всего, бизнесмен, но привык совмещать приятное с полезным. Ты знаешь, что я подарил Кате машину?

— Машину?

— Да, красненький новенький трехдверный «Ситроен». А знаешь за что?

— За что?

— Она пошла на прием к мэру и отсосала у него прямо в кабинете.

Я не верил своим ушам:

— Откуда ты знаешь, что она на самом деле ему отсосала? Может, она просто тебя обманула?

— Знаю, потому что у нее на руках были бумаги по земле, которую мне не хотели продавать. А из кабинета она вышла с нужной мне подписью мэра. Потом еще три раза с ним в сауну и на турбазу ездила: очень мэру твоя Катюша понравилась. Хороший у него вкус, правда? — Тенгиз опять рассмеялся.

— Так значит, ты все это проделал с нашей семьей только из-за этой земли?

— Мелко мыслишь, Дима. Земля — это подготовительный этап воспитания шлюхи, вы мне нужны для одного большого дела. Я думаю, что это дело станет делом всей твоей жизни

— Делом всей жизни?

— Да, миллион долларов, и вы обеспечены на всю оставшуюся жизнь. Ты же хотел стать богатым?

— Миллион долларов?

— А, давай, чтобы тебе не думалось я назову другую цифру — два миллиона долларов. По миллиону — тебе и Кате. И в качестве бонуса бунгало в Испании или дом в Карловых Варах

— И что мы должны сделать?

— Вы с Катей должны стать шлюхами одного 50-летнего извращенца — он соучредитель нашей фирмы, очень богатый человек. Катя должна забеременить от него и родить ребенка. Только обязательно от него — это принципиально, то есть на это время ты должен будешь прекратить с женой сексуальные контакты. А когда родится ребенок вы с женой уедите жить за границу, и лет пять вам нельзя будет сюда возвращаться.

— И ты заплатишь нам за это 2 миллиона долларов?

— Не я заплачу, будущий отец вашего ребенка заплатит. Он заплатит гораздо больше, но все что сверху двух лимонов (а там гораздо больше) достанется нам с Дамиром. Он тоже в деле, так что даже не вздумай хитрить.

— Но ты же мог для этого нанять кого угодно: какая баба не согласиться родить за 2 «лимона» баксов?

— Все не так просто. Этот старый козел даже возглавлял какую-то тайную садистскую секту с каким-то религиозным культом (ее потом закрыли). Он двух своих жен загнал в могилу, проститутки ему не интересны, он любит издеваться над семейными парами. Но и пары у него не задерживаются, тем более, что никто даже и не пытался ему родить. Для других — это игра, а для него — это жизнь, и он перед смертью хочет насладиться на полную катушку. Только он ни в коем случае не должен знать о нашем сговоре, иначе тебе придется иметь дело не со мной, а с Дамиром. Ясно?

— Ясно, ясно... Только ты все-равно чего-то не договариваешь, ну, не верю, что старый хрыч за свои сексуальные утехи выложит 2 «лимона»

— Не договариваю. Главное я тебе уже сказал. Меньше знаешь — крепче спишь. Потом все сам поймешь

— Ну, надо посоветоваться с Катей

— Не надо. Я с ней уже поговорил. Она согласна.

Мы прекратили этот странный разговор и в растрепанных чувствах я направился в туалет. Мысли мои были сумбурными: «Что это за сделка такая, в результате которой мы с Катей можем стать миллионерами? Нет ли тут какого-нибудь подвоха?».

В туалете я услышал разговор двух пьяненьких приятелей:

— Слушай, я никогда не думал, что эта Катерина из администрации на самом деле такая блядь. С виду-то недотрога, а ты видел как она у негра на хую вертелась?

— Видел, видел... А ты думаешь она в администрации просто так карьеру сделала? Небось, так же на хуях крутилась. Ты ей в рот присунул во время конкурса?

— Обижаешь, конечно, присунул. Я ее теперь отъебать хочу, тем более, что муженек у нее такой добренький и не ревнивый

— Да, я б свою за такое убил

Я вышел из туалета незамеченным: «Ну вот, дождался, какие-то незнакомые мужики в мужском туалете грязно обсуждают мою жену, собираются ее оттрахать и даже не допускают возможности, что она может им отказать. Нет, надо соглашаться с предложением Тенгиза и валить в Москву из этого гребанного города... «.

Катя все не возвращалась и не возвращалась. Я начал беспокоиться и пошел ее искать по клубу. Спросил у одного из помощников ведущего, не видел ли он мою жену? На что он мне ответил:

— О, ваша жена сегодня произвела фурор и пользуется бешеной популярностью у наших гостей. Если вы обещаете вести себя прилично, то я вас отведу к ней: у нее сейчас еще два посетителя

Меня провели в предбанник вип-комнаты, и я через стекло увидел, что мою жену одновременно ебут как раз те двое уродов из туалета: один в рот, а другой в киску. Как мне показалось, Катя ничего уже не понимала: она как послушная кукла для секс-утех принимала те позы, которые от нее хотели. Наконец они кончили, залив ее лицо и грудь своей спермой. Закурив и одевшись, двое приятелей, шутя и подсмеиваясь, вышли из комнаты, а, столкнувшись со мной, по очереди пожали мне руку, сказав, что у меня очень классная жена — сосет и ебется, как бешенная!

Я зашел к Кате. Она медленно теребила пальчиком свой клитор и улыбалась мне:

— Ты тоже меня хочешь ебать или ты пришел меня облизать? — она растягивала слова и как будто была не в себе, видимо, сказывалось действие голландского порошка. Мне очень хотелось ее трахнуть, Катя выглядела запредельно сексуально, но я посмотрел на ее половые губы: они были ярко-красными и опухшими, — видно, что ее киску сегодня затерли чуть ли не до дыр. И она не чувствует боли только из-за того, что находится под кайфом. Я пожалел свою жену и пересилил желание. Но не смог удержаться от того, чтобы ни вылизать ее залитую спермой промежность. Спермы было так много, что ее можно было не лизать, а пить прямо с Катиного тела. Неожиданно в комнату вошел Тенгиз:

— Подчищаешь свою жену после клубных кобелей? Молодец, я знал, что тебе это понравится. Ну, ладно, успеешь еще нализаться, собирай свою жену и поехали — время 5 утра

Я помог Кате подняться, накинул на нее пеньюар, который сразу облепил ее перепачканное спермой тело. Ее платье, в котором она пришла в это заведение, работники клуба бережно сложили в фирменный пакет, который нам выдали на выходе из клуба. На парковке у «Провокации» стояла серая «Волга», по направлению к которой и пошла Катя:

— Пойдемте, это моя служебная машина, я забыла ее отпустить

Катя автоматически села на переднее сиденье и командным голосом стала говорить своему водителю, куда ему ехать. Видимо, она забыла, в каком она виде (да и в салоне от нее явственно пахнуло запахом секса). Полусонный молодой водитель все сказанное моей женой пропустил мимо ушей, уставившись на прозрачный, прилипший к телу пеньюар, сквозь который все прекрасное тело его начальницы было видно как на ладони. Он сумел выйти из ступора только минут через пять и переспросил:

— Куда надо ехать?

Тенгиз рассмеялся и стал подшучивать над водителем, дескать, как ему повезло с начальником: вроде, на работе, а на самом деле — на стриптизе. Потом он стал выяснять у него, нравится ли ему Катя. Тот долго смущался отвечать на подобные вопросы, но видя, что его начальница совсем не против подобных шуточек, признался, что Катя ему нравится:

— Как же она может не понравится, все говорят, что она красавица

— А кто все? — не унимался Тенгиз.

— Ну, водители в гараже, их начальники

— А тебя как зовут?

— Игорек

— Слушай, Игорек, а если б ты ее трахнул, то наверное, был бы самым крутым водилой в гараже?

— Конечно, в это даже никто не поверит

— А ты сам-то, хотел бы ее трахнуть?

— Ну, да

— Так, Катя, ты знаешь какие у водителей зарплаты? Очень низкие зарплаты. А твой-то шофер смотри какая умница, ждал тебя всю ночь, не беспокоил, не доставал... Да и на болтливого он не очень-то похож. Надо бы его поощрить: не материально, так морально. Он тогда тебя каждый раз хоть до утра, хоть до полудня ждать будет (он же будет знать, что ты его одаришь «сладким подарком»). Ведь верно, я говорю, Игорек?

— Оно это, конечно, завсегда... — видно было, что парень не верит в реальность происходящего.

Тут уже Катя повернулась к своему водителю, смерила его взглядом и сказала:

— Ну, что ж, Игорек, расстегивай ширинку, буду тебя поощрять

Катя сосала своему водителю прямо на ходу движения и вскоре мы подъехали к дому. Игорек еще не кончил, и Тенгиз обратился ко мне:

— Ну что, пойдем домой, а Катя доделает свое дело.

Мы подошли к воротам, обернулись и увидели голую попку Кати, высунувшуюся из передней двери, и пристроившегося к ней Игорька, который в бешеном темпе трахал свою стоящую раком начальницу

Через неделю в местной желтой газете появился скандальный фоторепортаж с открытия клуба «Провокация», в котором были снимки голых конкурсанток, описание конкурсов и Катя, целующая член мулата. Снимки были плохого качества (видимо, были сделаны с мобильного телефона), но Катя на них узнавалась без труда

Через пару месяцев мы стали собираться в Москву. Тенгиз более подробно рассказал нам о человеке, который должен был сделать нас миллионерами. Им оказался Григорий Михайлович Жилин — сирота, которого новорожденным подбросили на порог роддома. Прошлое его было весьма смутным и тревожным, и хотя он ни разу не был судим, все люди, которые вставали у него на пути, впоследствии оказались мертвыми. Но он каждый раз выходил сухим из воды, а его бизнес продолжал преумножаться. Две его жены так же оказались в мире ином. Единственный его сын после смерти матери стал наркоманом и под кайфом сиганул с балкона 9-го этажа. Так что был Григорий Михайлович один одинешенек на этом свете, но при этом обладал огромным капиталом, имел долю в серьезной нефтедобывающей фирме и контрольный пакет крупной строительной кампании. При этом Жилин был жаден до секса и извращений.

Об оргиях, которые он организовывал, ходили легенды. А свою вторую жену он специально возил в Германию и снимал ее в порнофильмах для своей частной коллекции. При этом он любил при своих коллегах продемонстрировать один из таких фильмов, а потом звал жену и мог раздеть ее при все, мог отпороть ремнем, словом, издевался над ней как хотел.

— Дьявол, а не человек, — констатировал Тенгиз, — Деньги к нему так и липнут.

— Я не хочу, чтобы меня пороли или делали больно, — сказала Катя.

— Не волнуйся, я подстрахую, выступлю вашим гарантом и оговорю с ним все условия. Он про меня тоже кое-что знает, поэтому уважает. К тому же, садо-мазо для него пройденный этап, он уже насытился этой тематикой (в свое время он даже подвал со всей атрибутикой оборудовал для этого). А сейчас, возраст уже не тот, теперь его вдохновляет тема «куколда» — доминирование жены над мужем, а самому ему хочется быть и над тем и над другим. Единственное, чего он терпеть не может — это актеров, которые делают это не из любви к искусству, а за деньги. Он тонкий психолог, он враз раскусит фальшь. Он столько замужних шлюх перепробовал, но все они оказались крайне ограниченными в своих реальных возможностях, да и их мужья быстро начинали «бычится» и Михалычу они становились не интересными. Но вам бояться нечего: просто будьте сами собой. Вам же это нравится, я вас достаточно проверил: вы не играете, вы так живете. Сделаете дело, и всем будет хорошо

— А с чего ты взял, что он западет на нашу семейную пару?

— Будете сами собой, и он западет... Я все устрою так, что он не сможет ни клюнуть на вас. Тем более, Катя — копия его второй жены в молодости, он ее обожал (по-своему, конечно, но обожал).

— А если он решит жениться на Кате? — теперь меня волновало это больше всего.

— Не женится, не успеет

— В смысле? — Не забивай себе голову, Дима, я же сказал — все будет хорошо: будет у вас ребеночек от него — будут деньги, не будет ребенка — не будет ничего. Так что надо постараться

В Москве Тенгиз пригласил нас поужинать в свой ресторан, а заодно поздравить своего 16-летнего сына с днем рождения.

— Я на сегодня ресторан закрыл для посторонних, — объяснил отсутствие обычных посетителей Тенгиз, — Пусть сын спокойно отпразднует с друзьями свой праздник.

За большим столом сидел его сын — Тимур и четыре его сверстника. Мальчики ели шашлык и запивали его красным вином. По их речи и раскрасневшимся лицам было видно, что они уже захмелели. Тенгиз произнес несколько поэтичных тостов за своего сына, мы с Катей присоединились к поздравлениям.

— А почему у вас так тихо? — спросил Тенгиз у сына, — Почему не играет музыка? Я же сказал ди-джею, чтобы он сегодня работал

— Да он здесь, на месте. Просто, зачем нам музыка? Танцевать-то не с кем, Маша с Леной обещали прийти, но не пришли

— Ай-яй-яй, как нехорошо поступили девочки... Ну, ничего страшного, у нас лучше есть, — Тенгиз показал на Катю, — Не девочка, а взрослая девушка, красавица! Хочешь с ней потанцевать?

Тимур немного застеснялся:

— Ну, конечно, хотелось бы

— Так попроси ее мужа разрешения, это нормальная ситуация. Скажи, дядя Дима можно тетю Катю пригласить на танец?

После поддержки отца Тимур стал увереннее:

— Дядя Дима, а можно с тетей Катей потанцевать?

— Конечно, можно

И тут Катя меня неожиданно прервала:

— Что это ты не у меня, а у моего мужа разрешения спрашиваешь? Хорошо, я согласна, но только на медленный танец, а то я в узкой юбке и на высоких каблуках — быстро не попляшешь.

Когда они обнялись и стали танцевать, то я обратил внимание, что Тимур достаточно крепкий подросток одного с Катей роста. Просто, она была на высоченных каблуках, поэтому несколько возвышалась над своим неожиданным партнером по танцу.

Пацаны с завистью смотрели на своего товарища. И один из них отважился и спросил у меня:

— Дядь Дим, а можно мне после Тимура с тетей Катей потанцевать?

— Хорошо, потанцуй, если она тебе разрешит

Когда Тимур возвращался на свое место было заметно, что идти ему неудобно — брюки топорщились в районе паха. Тенгиз, заметивший это усмехнулся и сказал:

— Молодец, сын. Хорошо танцевал, как настоящий мужчина

Потом все мальчишки захотели танцевать с Катей, но Тенгиз их остановил:

— Подождите, мы же на празднике, а праздник — это не только танцы, это застолье и общение. А вы как-то слабо общаетесь: хотите танцевать с девушкой, а сами ее тетей называете, а потом на пионерском расстоянии от нее держитесь. Есть же прекрасный обычай — выпить с понравившимся тебе человеком на брудершафт, после чего можно обращаться просто по имени и общаться на «ты». Давайте я вас научу, как это делается

Тенгиз налил полные бокалы вина себе и Кате, после чего они выпили до дна и поцеловались, причем, почему-то взасос, и как мне показалось, с языком.

— Кто следующий с Катей на брудершафт пить будет?

Мы с Тенгизом рассмеялись, потому что подростки в буквальном смысле выстроились в очередь, чтобы выпить с моей женой. Наглее всех оказались Тимур и рыжий пацан, которые, подражая Тенгизу, поцеловались с Катей взасос.

Моя жена всерьез захмелела после такого вот брудершафта: все-таки пять полных бокалов вина подряд — это нешуточная доза. Захмелели и пацаны, которые перестали стесняться, обращались к моей жене просто по имени и во время танцев вели себя гораздо раскованнее. По крайней мере, каждый из них посчитал своим долгом облапить попу Кати. Когда она вернулась за стол, то ее заметно покачивало:

— Совсем меня развезло после вашего вина... Жарко-то как, — и Катя сняла пиджак, а под ним у нее был белый прозрачный топик из кружев, который одевалась только под что-то. Ситуация усугублялась тем, что лифчика на Кате не было, и ее груди оказались практически голыми. Пацаны замерли, жадно поедая глазами аппетитные груди моей жены с торчащими из-под блузки сосками.

— Ну, что выпьем еще? — я решил разрядить ситуацию.

Мы выпили еще, после чего Катя окончательно поплыла. И тут совсем пьяненький Тимур задал неожиданный вопрос:

— Дядя Дима, а можно посмотреть?

— Что посмотреть? — не понял я.

— Ну, Катины эти... сиси... — его голос на последнем слове стал очень тихим. Ситуация не только забавляла меня, но я почувствовал возбуждение: «зеленые» подростки жадными глазами поедают мою жену и просят меня, ее мужа, разрешения на изучение грудей моей любимой.

— Ты хочешь посмотреть на грудь моей жены? — мой голос, как мне показалось, выдал мое возбуждение.

— Да, хочу

— Тогда попроси разрешение у моей жены: если она не против, то на здоровье

Катя одобрительно на меня посмотрела и сказала Тимуру:

— Смотри, мне не жалко.

— Но так ничего не видно.

— А ты подойди ко мне и сделай так, чтобы было видно

— Давай, Тимур, раздень Катю, — подбодрил своего сына Тенгиз, — видишь, она тебе разрешает

Тимур подошел и стал неловко задирать Катин топик. За ним как зомби стали подтягиваться его друзья. Вскоре множество мальчишеских рук блуждало по Катиным грудям, сжимало их, теребило соски... Катя сидела молча и пьяно улыбалась этим неумелым ласкам. Пацаны, перевозбудившись, стали запускать руки под юбку, задрали ее до пупка и вот, уже не спрашивая моего разрешения, спустили с нее трусики и стали запускать свои пальцы в ее киску. Они напоминали кишащий муравейник, и каждый из них спешил налапаться тела взрослой девушки впрок, боясь, что их сейчас могут остановить. Первым не выдержал опять же Тимур и спросил:

— Катя, а можно тебя?

— Что можно?

Тимура знобило от возбуждения:

— Трахнуть тебя можно?

Я посмотрел на этих мальчишек, вспомнил себя в их возрасте, как мы с друзьями мечтали присунуть свои членчики ну хоть кому-нибудь, как дрочили целыми днями, представляя голыми знакомых старшеклассниц или старших сестер друзей. И мне их стало жалко, захотелось помочь им в осуществлении их заветной мечты. К тому же и меня эта ситуация завела не на шутку:

— Катя, ну разреши мальчишкам, посмотри как они на тебя смотрят.

И Катя им подмигнула:

— Ладно, можно. Но только по очереди!

— И только в рот, — строго добавил Тенгиз, — А то с непривычки спустите ей в пизду, а у Кати другие планы

Мальчики по очереди подходили к Кате, а она, не вставая со стула, делала им минет. Они в это время гладили и сжимали ее груди. Кончали они быстро, но отходили от Кати, чувствуя себя резко повзрослевшими, поэтому в своих комментариях старались уподобляться старшим:

— Классная телка, отлично сосет, с проглотом!

Хотя кроме спермы глотать там, честно говоря, было нечего.

Тенгиз снял нам номер в шикарном отеле. Через несколько дней он сказал нам приготовиться, так как он приведет к нам в гости Жилина. Катя с утра сходила в салон красоты, довела свою красоту до совершенства. По рекомендации Тенгиза мы оделись строго и торжественно: Катя была в вечернем черном платье с глубоким разрезом, а я в темно-синем костюме и галстуке. В номер мы заказали Мартель, конфеты и корзину с фруктами. В ожидании гостей во мне пробудился азарт игрока, я не мог найти себе места и стал приставать к Кате с предложениями заняться сексом, пока никого нет.

— Послушай, милый, — голос Кати стал холодным и твердым как сталь, — Сейчас у нас в семье новые правила, мы их вместе приняли, и мне не хочется их нарушать накануне такого важного мероприятия. Теперь я решаю, когда заниматься сексом, а когда нет. Я не играю, я на самом деле полюбила мою новую жизнь и себя в этой новой жизни. Я стала иначе смотреть на привычные вещи и ценности. И я счастлива. Ты же хочешь, чтобы твоя жена была счастливой?

— Конечно, хочу

— Тогда ты должен смириться с тем, что в нашей семье все решения буду принимать я. Что тебе нужно будет всегда и во всем слушаться меня, даже если я буду не права, потому что для тебя — я всегда права. Мне нужен послушный, любящий меня (любящий такую, какая я есть) муж. Если ты не сможешь соответствовать этим критериям, я вынуждена буду расстаться с тобой.

— Я тебя люблю, — Боже, слова Кати проняли меня до самых потаенных эрогенных зон мозга, мне казалось, что еще чуть-чуть и я смог бы кончить, даже не прикасаясь к члену, — Я не хочу, чтобы ты меня бросала. Я буду послушным мужем.

— Тогда ты должен понять, что твое главное удовольствие — это наблюдать мое удовольствие. А мне нравиться быть шлюхой. Но не для тебя. Для других. Ты возбуждаешь меня своей покорностью, своим самоуничижением, а как любовник ты, не самый худший, но и не лучший. Тебе удается на пять с плюсом кунилингус. Это я буду позволять тебе делать. Но трахаться с тобой я буду нечасто: войти в меня — будет означать для тебя то же самое, как сорвать звезду с неба. Это будет редкой, но великой для тебя радостью. А для меня радость — принимать в свое лоно большие, твердые хуи своих любовников: чем больше, тем лучше.

Что она делала со мной? Я и не думал, что унижения от родной жены могут быть столь сладки и желанны. Я хотел, чтобы она говорила мне еще и еще, поэтому продолжил тему:

— Но если ты сама выбираешь себе любовников, то почему позволяешь так с собой обращаться Тенгизу?

— Потому что мне это нравиться, потому что я чувствую себя рядом с ним настоящей шлюхой. К тому же, это он помог мне раскрыться и пересмотреть свою жизнь, ты-то так и не сумел этого сделать. Если появится более опытный любовник, чем Тенгиз, то я без сожаления порву с ним. Пойми, это не Тенгиз мной управляет, это я ему позволяю собой управлять. Так же как и требую полного подчинения от тебя. Даже этот план, ради которого мы с тобой здесь находимся: да, два миллиона баксов — отличный стимул, но я бы на это пошла и без денег, потому что мне это интересно. И именно я настояла на куколд-обряде, который ждет нас с тобой

— Что за обряд?

— Это сюрприз для тебя. Его готовит Тенгиз с московскими гуру куколда и своими адвокатами. Я сама не знаю всех подробностей, но уверена — это будет круто. Это будет наша с тобой вторая и самая главная свадьба. И если жених (то есть ты) не испугается и не сбежит, то невеста (то есть я) останется твоей женой

Гости пришли примерно через час. У обоих был в руках шикарный букет цветов, но внимание Кати привлекли не букеты, а внешность нашего нового знакомого. Я сразу все понял: моя жена запала на Григория Михайловича с первого взгляда. И ее можно было понять: во-первых, он выглядел гораздо моложе своих лет; во-вторых, у него была великолепная фигура, которую подчеркивала водолазка и не скрывал пиджак от каких-то кутюр; и в третьих, он удивительно напоминал одного из самых любимых Катиных актеров — Машкова. В глазах Жилина так же блеснула искорка интереса к моей супруге, и я понял: все контакт, установлен.

В общении Жилин оказался менее приятным человеком: вел себя развязано, по-барски. Но Катя как будто этого не замечала и явно строила ему глазки. Я все больше молчал, подливая всем коньяк. Наконец, после разговоров ни о чем и одной бутылки коньяка Тенгиз перешел к истинной цели нашей встречи:

— Так вот, Михалыч, это та самая семья, о которой я тебя рассказывала. Катя — прирожденная шлюха, ебется со всеми, кроме своего мужа, — тут все (кроме меня) дружно посмеялись. — Я тебе уже говорил, что она вытворяет. Уж я-то в этой жизни, каких только блядей не видывал, а это не укладывается ни в какие рамки. Суди сам: из хорошей, уважаемой семьи, отличница с двумя высшими образованиями, сделала себе прекрасную карьеру, победила в конкурсе красоты, ездит на шикарной машине, имеет мужа — отличного адвоката (кстати, он у меня работает), который зарабатывает приличные деньги и обожает ее, — все это для нее ничто по сравнению с ее слабостью на передок. Для нее хуй любовника важнее всего этого, она и мужа на мой хуй подсаживала

— Красиво говорит, — Михалыч, глядя на нас, кивком показал в сторону Тенгиза, — А вы чего молчите? Небось, мой друг врет как всегда, наговаривает на вашу честную семью?

Я начал отвечать на поставленный вопрос:

— Ну почему же

Но тут меня резко осекла жена:

— Дорогой, а разве я разрешала тебе говорить? Сиди и молчи, пока я общаюсь с интересными мужчинами. Послушайте, Григорий Михайлович, вы правы в том, что у нас честная семья. Я не обманываю своего мужа, я ему честно рассказываю о своих изменах, что мне секс с другими мужчинами доставляет большое удовольствие. Мой муж так же знает, что он как любовник меня мало интересует, и его участь — обожать меня, помогать мне развлекаться, и если он ведет себя хорошо, то я позволяю ему вылизать свою киску.