Турецкий Гамбит: воспоминания одной шлюшки

680

Это первые части новой истории.

От автора «Тани и Насти».

Читайте, мастурбируя.

В этих турецких правящих династиях я запуталась сама. Огромное количество семей со своими отпрысками, друзьями и дальними родственниками друзей племянников тетушек брата жены хозяина, каждый из которых обладал какой-то властью и стремился ее продемонстрировать. После пары неудач и ошибок я довольно быстро уяснила для себя главную мысль — ЗДЕСЬ ТЫ НИКТО.

Не смотря на то, что все мы являлись наемными рабочими и нам действительно платили деньги, мы все здесь были РАБАМИ, недостойными ничего, кроме возможности служить господам, что и было главенствующей темой нашей жизни. Конечно, насильно здесь никто не держали — все, кто хотели, давно ушли отсюда.

Здесь работали целыми семьями и получали хорошие деньги, для того чтобы прожить, а за такое удачное рабочее место расплачивались унижением и болью. Конечно, в пределах — за хорошую работу полагались награды, и те, кто хорошо работали получали их, но их процент был невысок.

Некоторые знали нужных людей, отлынивали от тяжелого ручного труда, но работали головой. Знали, кого нужно ублажить, а кого можно не бояться. К таким относился и Витт. Это он научил меня всему, что я знаю.

Здесь очень много нюансов, тонкостей и подвохов и я постараюсь рассказать обо всем этом максимально правдиво. но перед тем, как я начну я должна предупредить: либо ты принимаешь эти правила, либо нет.

1.

Я часто вспоминаю теперь о том дне, когда я вошла в ворота Суни, ведущие в одноименное поселение. Мне сказали, что счастья попытать лучше здесь, чем в других и поэтому я пришла именно сюда. Внутри, как, впрочем и снаружи кипела жизнь — торговцы выкрикивали цены, носильщики таскали мешки, а «аристократы», как я окрестила правящих всем этим хаосом людей, важно вышагивали среди толпы.

Один из таких «аристократов» направлялся в мою сторону и я спешно отошла с его пути, как вдруг меня схватил какой-то сумасшедший амбал.

 — Ты чего ослепла? — заорал он. — Или не подчиняешься нашим законам?!

Я как раз пришла, чтобы подчиниться им, но, похоже, показать себя с лучшей стороны не получалось. Самое обидное — я не знаю, что я неправильно сделала, и из-за чего на меня так взъелся этот амбал. Видимо, не удовлетворившись моими удивленными глазами он заорал пуще прежнего и на меня начали обращать внимание. «Аристократ» нахмурился и пошел прямо ко мне, а я не знала, что делать. Тут-то и появился он — мой спаситель.

Это был молодой парень двадцати трех лет от роду. На нем были одеты только тонкие шорты, не доходящие до колен и по поясу он был обвешан разными сумками. Перерезав аристократу дорогу он распахнул руки и громко поздоровался с ним. Аристократ, кажется, тоже рад был его видеть — они обнялись и обменялись парочкой фраз на турецком. На минуту этот парень завладел вниманием всей толпы, наблюдавшей за мной и я была ему очень за это благодарна.

Аристократ о чем-то сказал ему и он внимательно осмотрел меня. На мгновенье наши взгляды встретились, но я поспешно опустила глаза. Аристократ что-то показал амбалу, державшему меня и он ослабил хватку — у меня создавалось ощущение, что этот жест означал: «брось ее держать, нас ждут более приемлемые вещи, чем эта дурочка, не знакомая с нашими обычаями», но радоваться было рано. Аристократ продолжил разговор с парнем и толпа вокруг нас начала редеть — люди возвращались к своим делам. Так продолжалось минуту или две, потом они попрощались и аристократ ушел, даже не взглянув на меня. Амбал отпустил меня и последовал за ним. Я же стояла, как вкопанная. Парень, говоривший с ним подошел ко мне и дернул за руку:

 — Пошли.

Не получив особенного сопротивления с моей стороны он потащил меня за собой и мы вышли из Суни в ворота, через которые я только что прошла. Там он остановился и закурил, а я просто стояла рядом. Прикурив он посмотрел на меня и коротко бросил:

 — Пошли.

Уже второй раз за две минуты. Он шел довольно быстро и мне приходилось прикладывать усилия, чтобы идти так же.

 — Мне нужно побыстрее покинуть эту территорию. — пояснил он. — Меня зовут Де Витт. Можно просто Витт.

Ветер дул сильнее за стенами и песок летел прямо в лицо.

 — Спасибо, что выручили меня. — поблагодарила я.

 — Не за что. Это ерунда. Тебе бы все равно ничего особого не сделали.

 — Правда? А что вообще я сделала не то? Я не понимаю

Он прервал меня.

 — Очень часто встречающаяся ошибка новичков. Ты не сняла сандалии.

 — Что?

 — В Суни и в большинстве других владений нужно снимать обувь, когда ты видишь кого-нибудь из правящей династии.

 — Ой, а я не знала.

 — Теперь знай. И вообще я не советовал бы тебе вообще носить обувь — можно попасть в разные переделки, у очень многих на это бзик. — он усмехнулся.

 — Да? — я посмотрела на его босые ступни.

 — Да.

 — Меня зовут Мария. — сказала я. — Я из России.

 — Я догадался, потому что я тоже. Зачем приехала?

 — Работать.

 — Работать?

 — Ну да. У меня проблемы с законом и я сбежала сюда.

 — Логично. Я помогу тебе, я ведь тоже тут работаю.

Словом «работать» обозначалась работа именно во владениях — все остальное называлось по другому. Это я знала еще до поездки сюда.

 — Работаешь? — спросила я. — Прости, я не хотела сказать, что... но ты просто

 — Ну не совсем, конечно. — прервал он меня. — Но тут каждый ублажает другого. Я работаю в Таврии. Помогу тебе, если хочешь.

 — Хочу. Большое спасибо вам.

 — Тебе. И зови меня просто Витт.

 — Хорошо. — меня радовала перспектива знакомства с этим молодым человеком.

 — Я знаю, тебя интересует, как тут все устроено. — произнес он через некоторое время. — И, пожалуй, я тебе расскажу, но позже.

Меня это вполне устраивало. Мы шли в Таврию.

2.

В Таврии было так же громко и многолюдно, как в Суни. Места было довольно много, практически половину занимали плантации и домики, где жили люди.

 — Куда мы идем? — спросила я, немного погодя.

 — Во дворец. — ответил Витт и улыбнулся. — На собеседование.

Мы шли через бараки, где сидели грязные люди. Скоро и я присоединюсь к ним. Но это низшая ступень, я была уверена, что быстро смогу подняться выше. Стеснения тут никто не испытывал — люди ссали, срали и трахались на виду, друг у друга и, похоже их это ни капли не смущало.

Потом мы шли через более-менее приемлемые домики. Территория с этими домами называлась «квартал» и там уже было поуютней.

К нам навстречу выбежал мальчик лет десяти и Витт потрепал его по голове. Он отдал ему свои сумки и мои сандалии. Я уже и сама поняла, что носить обувь тут не в почете.

Мы прошли через ворота, поднялись по ступенькам особняка и попали в большую залу с множеством дверей и лестниц. В кресле, справа от нас сидела смуглая нагая девушка, увлеченно читающая книгу в мягком переплете.

 — Привет, Линда. — сказал Витт.

 — Привет. — она благосклонна улыбнулась ему. Похоже Витта тут любили. — Спасибо тебе за книгу. — она помахала ей. — Очень интересно.

 — Да, пустяк. Милла дома?

 — Да, и ждет тебя.

 — Отлично.

Мы пошли на одну из лестниц и попали в узкий коридор.

 — Слушай. — сказал мне Витт. — Сейчас мы идем к госпоже Миллар. Когда мы зайдем я опущусь на колени и ты тоже. Ничего не делай, пока госпожа к тебе не обратится. Понятно?

 — Да. — ответила  я.

Мы пошли далее, миновали несколько поворотов, поднялись по еще одной лестнице и оказались перед входом в роскошно обставленную комнату. Пройдя по ней пару метров Витт опустился на колени и я тоже.

На стуле перед нами сидела женщина, лет пятидесяти, что-то считающая на счетах и делающая пометки на бумагах. Когда мы вошли она даже не подняла головы, но стоило нам опуститься на колени, как она сразу отреагировала.

 — Витт, привет, а я тебя жду!

 — Я рад, госпожа.

 — Да брось ты это, иди сюда.

Витт подошел к ней, снова опустился на колени и поцеловал ей левую ногу. Госпожа, кстати сидела не голой, а в тунике. Она благосклонно улыбнулась ему.

 — Говорят, ты принес хорошие вести.

 — Слухи расходятся быстро, госпожа. Я выполнил ваше поручение, в точности, как вы и приказывали.

 — Молодец, это достойно награды. Все точно сделано?

 — Да, госпожа, точно.

 — Отлично. Я лично позабочусь о том, чтобы ты получил свою награду за это дело. Кого ты привел с собой?

 — Это Маша, я встретил ее в Суни. Она хотела работать, но быстро поняла, что Суни — не совсем подходящее место для нее.

 — Хм... работать? Хорошо, только почему ты привел ее ко мне, разве Петро не на месте.

 — Я не знаю, госпожа, где Пьер, я пошел сразу к вам, а ее я привел с собой исключительно для того, чтобы она смогла убедиться в вашей мудрости, госпожа.

 — Ты льстишь мне! — засмеялась Милла. — В этом нет необходимости, но я люблю знакомиться с каждым своим новым работником, так что... Подойди ко мне, девочка.

Я поднялась и подошла к ней, опустив глаза в пол.

 — Можешь смотреть не меня. Я не кусаюсь.

Я подняла глаза.

 — Как тебя зовут?

 — Мария.

 — Хорошо, ты хочешь работать у нас?

 — Да, госпожа.

 — Отлично. Я думаю, если ты готова, то нет смысла спрашивать дальше. Витт проводит тебя, далее тебе все объяснят.

 — Спасибо, госпожа.

 — Не за что. Это моя работа — давать работу другим. Витт, я жду тебя вечером.

 — Конечно, госпожа.

 — Ну а пока, всего доброго.

 — До свидания, госпожа.

 — До свиданья, госпожа.

 — Идите. — коротка бросила Милла.

Мы вышли и пошли в другую часть здания.

 — Все нормально? — спросила я.

 — Да, отлично. Сейчас я отведу тебя к Пьеру, там тебя определят на работу. Не волнуйся — тебе все покажут и объяснят, кое-что сама поймешь.

 — Угу.

 — Пришли.

Это была веранда на втором этаже. Там в кресле, полуразвалившись лежал красивый молодой человек. Примостившись у него между ног какая-то девушка сосала его член. Еще одна девушка сидела за столом и что-то писала.

3.

 — Привет. — бросил Витт.

 — Привет. — откликнулся Пьер. — Уже был у госпожи?

 — Да.

 — Ну, отлично. Пивка хочешь?

 — Да, можно, только попозже, а то я еще даже домой не зашел.

 — Ну, окей. А это кто?

 — Новая работница. Оформляй.

 — Ммм... отлично. — сказал он, поправляя голову сосущей его член девушки.

 — Кларисса, пиши.

Девушка за столом поглядела на меня.

 — Имя? — спросила она.

 — Мария.

 — Гражданство?

 — Русское.

 — Место рождения?

 — Москва.

 — Дата рождения?

Я ответила на эти вопросы и она поманила меня в другой угол комнаты. Там она измерила мне рост, вес, объем груди, талии и бедер.

 — Анус разработан?

 — Нет.

 — Детей иметь можешь?

 — Нет.

 — Способности к тяжелому физическому труду?

 — Средние.

 — Сопротивляемость боли?

 — Средняя.

И так далее. Наконец, закончив опись она посмотрела на Пьера.

 — Куда ее?

 — Давай на воду, работа там не особо тяжелая, да и не хватает там как раз работницы.

 — Хорошо. Мне проводить?

 — Нет, пусть Нада проводит. — он пошлепал девушку, которая работала у него между ног. А ты поработай Витту, он устал, с утра на ногах.

Девушка Кларисса, которая вела опись встала на колени перед Виттом и начала стягивать с него шорты. Мне вдруг стало жаль, что я не могу припасть между его ног вместо этой девушки. Витт улыбнулся мне:

 — Я зайду на днях.

 — Хорошо. Спасибо тебе.

 — Не за что.

Кларисса уже запустила его член себе в рот и жадно вылизывала. Тут подошла Нада и мы пошли. По пути она поздоровалась с каким-то парнем, поговорила с ним, взяла у него сигарету и мы пошли дальше.

 — Хуевая я работница. — сказала она, выпуская дым. — Ни работаю, ни сосать не умею нормально. Понижать меня будут.

Я промолчала.

 — А ты лучше старайся. — сказала она мне, немного погодя.

Мы пришли к одному из бараков и зашли внутрь. Там было темно, потолки были ниже нашего роста и воняло, но меня это не сильно волновало. Поговорив со старостой Нада указала мне на угол:

 — Скинь сюда свое платье. Вместо подстилки будет.

Одежда тут не котировалась. Скинув платье я даже ни капли не смутилась, хотя наверное, из-за того, что практически все вокруг меня были голые.

Мы с Надой пошли дальше и быстро оказались на излучине реки, хотя рекой это назвать можно было с натяжкой. Это была «вода» — место, где добывалась питьевая вода, очищалась, проводилась и так далее. Рядом с ней находилась «соль», где добывали морскую соль из морской воды.

Нада быстро переговорила с надзирательницей и вскоре меня записали и отправили работать.

4.

Работала я в паре с еще одной девчонкой. Она была младше меня, но главнее. Хорошо загорелая, подтянутая, она была моей наставницей по работе.

 — Многие приезжают сюда за сексом. — рассказывала она. — И они его находят, но еще больше находят секс, даже, если его не ищут.

Я спросила, как мне понять, если человек хочет от меня секса, чтобы случайно не отказать ему.

В ответ Кира (так звали мою наставницу) от души рассмеялась и пояснила, что отказать случайно невозможно, так как тут все выражают свои желания прямо и каждый ублажает другого, чтобы получить какую-то льготу или услугу, а то и чтобы не потерять то, что у него есть.

Здесь было не в ходу слово «спать», «переспать», самое распространенное слово тут было «ублажить». Так случилось из-за того, что в основном от тебя требовали не сколько самого секса, сколько действий сексуального характера. Например, отсосать парню — вроде как оральный секс. А вылизать ноги девушке, чтобы она поделилась с тобой сигаретами? Или принять в рот говно господина за то, что ты не проявила достаточно уважения и смирения?

С двух до трех у нас был обеденный перерыв. В это время мы шли в тесное строение, именуемое столовой и получали свой паек. Сегодня это было: пюре, мясо, хлеб с маслом и чай. Есть можно было в столовой, но можно было и на рабочем месте, куда мы с Кирой и направились, потому что в столовой было не протолкнуться — парни и девушки, мужчины и женщины стояли и сидели на полу и вдоль стен, уничтожая свою пищу. Протиснуться через эту толпу было отдельным подвигом. Пока мы шли, я заметила несколько целующихся и ублажающих друг друга парочек, в основном одного пола. Пока мы ели Кира рассказала мне много интересного.

В основном с ученицами тут обращались довольно жестко, из-за того, что с наставницами обращались так же. Каждый, кто имел власть старался ее продемонстрировать, иначе у него ее отбирали.

Со мной Кира относилась нормально, из-за того, что она была добрая и из-за того, что в скором времени ее должны были перевести повыше.

Кира любила курить, но на работе это было запрещено. Вообще курение для простых работников было очень дорого обходящейся привычкой и многие из-за этого бросали, как и я. Кира умудрилась пронести на работу сигареты, но ей нужна была зажигалка.

После работы, заканчивающейся в шесть вечера Кира предложила вместе сходить помыться. Я согласилась, и мы разошлись, договорившись встретиться через полчаса.

Вернувшись в свой барак я немного полежала, отдохнула от первого трудового дня. Людей было много, но долго они предпочитали не задерживаться, только парочка, недалеко от меня была здесь еще до моего прихода, но у них была уважительная причина — они ебались. Довольна некрасивая баба лет тридцати сосала член молодому парню, которому было едва ли больше восемнадцати, кстати довольно красивому. Потом он ебал ее в жопу и она снова сосала у него. Когда я уходила она поменяла позу и вовсю прыгала на его агрегате. Секс в бараках ночью был запрещен, чтобы не мешать спать, но никто не запрещал выходить на улицу, кроме того негласно был разрешен минет и постоянно практиковался.

Я взяла мыло и трусы, которые собиралась использовать как мочалку. Как раз навстречу мне, после купания вышла староста барака (не помню, как ее зовут) и мы обменялись парой фраз. Меня заинтересовало, то, что висело у нее на поясе — на цепочке висел кусок мыла, продетого через железный штырь в середине. Честно говоря, очень удобная конструкция, чтобы не таскать мыло в руках. Я спросила ее, где мне взять такую и она предложила мне зайти к ней, так как у нее завалялась лишняя. Мы прошли к ней. У нее была отдельная комната, кровать, стол, два стула, отхожее место (язык не поворачивается называть ЭТИ места туалетом), да и вообще жила она неплохо. Она достала такую же цепочку со штырьком и продела мое мыло на него.

 — Вот, пожалуйста.

Я поблагодарила ее и спросила, чем могу ей отплатить. Даже близкие друзья тут требовали услуги или плату — просто так никто ничего не делал. Она не стала долго ломаться и сказала:

 — Постриги мне ногти. На ногах.

Она легла на кровать и вытянула ноги. Я взяла у нее ножницы, села и начала их стричь. Ноги были чисто вымыты и ногти были не особо длинными. Я быстро управилась и поблагодарив друг друга за оказанные услуги мы разошлись, точнее я ушла, а она осталась лежать на кровати. Идти к Кире было рановато и я решила найти туалет. Он оказался недалеко и представлял собой воронку, метров десять в диаметре, всю усеянную говном, которое правда размазывалось и втиралась в землю — готова поспорить, что изначально эта яма была глубже. Если ты заходил в нее посрать, то автоматически шел по говну и некоторое из него еще не высохло, но похоже это мало кого волновало. Когда я подошла в воронке было две женщины: одна просто сидела на корточках и срала, а вторая лежала, обтершись смесью говна и земли. Одной рукой она терла себе пизду, а второй втирала говно в соски, при этом высирая кучу под себя. На меня никто из них не обратил внимания, та женщина, которая срала, ушла и я осталась одна с той, что лежала. Пройдя на другой конец ямы, я села и начала какать, как вдруг мои глаза увидели табличку посреди все этого

«В ЯМУ НЕ ССАТЬ»

Это сильно меня заинтересовало. Тут рядом со мной присел парень, тоже посрать. Он сел довольно близко — между нами была только кучка говна, насранная предыдущей девушкой. У него стоял член и он поддрачивал его. На меня он даже не взглянул.

 — А почему ссать нельзя? — спросила я его, немного погодя.

 — Когда ссышь размокает все. — объяснил он. — Так говно подсыхает, превращается в глину, а если все ссать будут, то оно никогда не высохнет.

Я кивнула. Что же, это было весьма логично.

 — А где тогда ссать? — спросила я.

 — Да где хочешь, там и ссы, главное не здесь.

 — Ясно.

До этого я ссала на нашем рабочем месте с Кирой, в обеденный перерыв. Вообще этого делать было нельзя, но Кира сказала, что в туалет сейчас попасть нерально и мы поссали там.

Я закончила срать и встала. Сначала я хотела вытереть жопу трусами-мочалкой, но потом передумала — тут никто не подтирался и я решила, что это не так уж и страшно. Когда я уже немного отошла, я обернулась и увидела, как тот парень, который сидел рядом со мной повернулся и кончал на насранную мною кучку говна, а из жопы у него вываливались колбаски. Надо попробовать подрочить, пока сру, подумала я, многим видно нравится.

5.

Когда я подошла, Кира уже ждала меня. На поясе у нее так же было прикреплено мыло. Мы пошли к реке и оказались на берегу, где уже с полсотни людей купались. На другом берегу тоже были люди, еще много людей плавали по реке. Мы с Кирой помылись (потерев друг другу спинку) и разлеглись на траве. Кира почти насильно вставила мне в зубы сигарету и мы лежали, на нежной травке.

Кира сказала мне, что, если она будет слишком добра ко мне, то потом мне будет очень сложно и поэтому она дает мне первое задание.

Она протянула мне зажигалку «Крикет» и сказала:

 — Тебе нужно будет пронести ее завтра.

(На входе нас смотрели, чтобы мы ничего не носили с собой). Естественно мест, куда ее можно было спрятать было не так много — из пизды она бы выпала, в волосах была бы заметна, а вот в анальном отверстии прекрасно бы поместилась.

 — Я бы сама пронесла. — сказала Кира. — Но тебе нужно расширять анус.

Я согласилась и спросила Киру, где можно ссать.

 — Где угодно. — ответила она. — Хоть прям тут.

Я тут же расслабилась и по моим ляжкам потекла теплая моча, которую я долго держала в себе.

Вскоре Кира ушла и я пошла на ужин. Перед бараком стоял котел, из которого наливали суп и два котла поменьше — с чаем и кашей. Я проголодалась, но мне пришлось ждать, пока не освободиться котелок. Вдоволь наевшись, я вдруг захотела покурить, но у меня не было ни денег, ни чего-нибудь другого для обмена. Тут я увидела того самого парня, который срал рядом со мной. Он уже поел и закуривал, отойдя от лагеря.

 — Эй, привет! Не угостишь сигаретой?

Он задумался.

 — А ты мне что?

 — В жопу дам. — ответила я.

 — Ишь, какая. И сколько тебе сигарет?

 — Пачку.

 — Ты шутишь? Да я любую бабу за пять выебу.

 — У меня преимущество — я целка.

 — Да ладно? В жопу не драли, чтоль?

 — Не драли. Ты первый будешь.

 — А что? Заманчивое предложение. Окей, давай. Встретимся здесь через пятнадцать минут, хорошо?

 — Хорошо.

Он развернулся и ушел и я тоже пошла к себе в барак. Местные правила были просты и я начинала к ним привыкать.

Через пятнадцать минут мы шли к плантациям, чтобы там потрахаться. Вообще я не стеснялась бы трахнуться прям там, да и это никого бы не смутило, но я собиралась трахаться в жопу, тем более в сухую. На плантациях была целая куча парочек и все как-то удовлетворяли друг друга.

Толстый мужик лизал страшной бабе, курившей сигарету; молодой красавчик трахал девушку, а на ее лице сидела другая девушка; один парень фистинговал другого рукой, расширив его анус до размеров своего кулака; две девушки наслаждались друг другом в позе 69... Все это сопровождали стоны и крики, и выглядело это очень сексуально.

Мы зашли подальше и остановились. Агрегат парня не хотел подниматься.

 — Он чего, спать лег? — спросила я.

 — Да нет, простоя только что кончил. Чтобы побольше тебя потрахать. — рассмеялся он.

Я вздохнула, опустилась на колени и взяла его в рот. Через минуту он уже был в рабочем состоянии. Я встала раком, поплевала на руку, обтерла анус и сказала:

 — Давай.

Он вошел в меня не сразу — мой сфинктер отчаянно сопротивлялся, но когда я ощутила его внутри себя, то чуть не кончила сразу — меня давно не ебали в жопу и я почти забыла это сладкое чувство. Было больно — смазки было мало, но я терпела, подмахивала задницей и постанывала в ритм. Ебал он меня долго — минут десять, ни разу не остановившись. Я терла свою киску одной рукой. Вскоре я почувствовала, что сейчас он кончит — член внутри меня напрягся и тут в меня выстрелила струя спермы. Сперма был теплой, он извергал ее долго, и я чувствовала, как она течет в кишке. Наконец он вынул член и я облизала его, слизав остатки спермы, выделений и вкраплений собственного говнеца.

Мы оба повалились на траву и он кинул мне пачку сигарет. Мы закурили.

 — У тебя отличная задница. — сказал он. — Давно я так не трахался.

Я убила сразу трех зайцев: потрахалась, заработала сигарет и разработала анус. полежав немного он ушел, сказав: «еще встретимся», а я хотела еще полежать. Из-за такой ебли мне захотелось срать и я решила посрать прям там: я приподняла и развела ноги, оставшись лежать на спине. Из моей попки вылезла небольшая говняшка и легла рядом. Она была вся в сперме. Я улыбнулась и сунула два пальца в анус. Там опять была сперма. Я слизала ее. Потом опять засунула пальцы в попку. так я слизала всю сперму из жопы и растерла немного в промежности.

Пока я шла, сперма подсохла и я чувствовала приятное чувство, там, где она была.

автора: