Три резинки. Первая

576

Я начал серьезно подумывать, о том, что мне пора было уже бросить скитаться по чужим постелям и найти себе уютное гнездышко.

Конечно, слыть среди своих пацанов ловеласом было лестно, но и нарваться на разгневанного папика, да еще и власть имущего не хотелось бы — мало что ему взбредет в голову. Возьмет и натравит на мою бедную задницу ментов или еще лучше, своих отморозков. А у них разговор короткий, за дела мои грешные — опустят и «отпустят» с крыши какого ни будь... надцатого этажа.

А как все хорошо начиналось...

Первый раз я случайно натолкнулся на нее шарясь на всевозможных сайтах. Ей хотелось секса без ухаживаний. Это была разведенка, которая с утра до вечера была занята работой и собственным ребенком, а о себе и своих желаниях она вспоминала, только лишь когда ложилась в холодную постель или изредка расслаблялась под теплой струей воды на клитор в ванной.

На работе были такие же сволочные стервы, как и она, да двое тихих женатиков, глядя на которых было сложно понять, откуда дети берутся, а хотелось секса, безумного, безудержного, сумасшедшего. Хотелось быть оттраханой, так что бы ноги не сходились, и сесть на задницу было невозможно. А цветы она могла и сама себе позволить, да и в кафе они с ребенком бывали не раз.

Скинул ей свой телефон и стал ждать. Перезвонила вечером — голосок приятный. Типа — давай познакомимся. Ага, как же — познакомимся, а у самой между ног, скорее всего печка и низ живота тянет. Прежде чем дать мне свой адрес попросила скинуть фотку, что бы кого другого со мной не перепутать. У меня была припасена фотография, где я на спор с пацанами держал, насадив на хуй полупудовый арбуз, а в руках была бутылка шампусика и коробка конфет. В общем, прилично-развратная фотка именно для такого случая.

Единственным условием с ее стороны было использование презерватива. Не люблю запаха жженой резины, но безопасность превыше всего.

Городишко у нас не большой до полумиллиона не дотягивает, так что на машине не более двадцати минут в любой конец. По дороге к ней в спальный район взял в ларьке упаковку гандонов со вкусом клубники. Поднимаясь на лифте, разорвал упаковку и натянул резинку на стоящий как палка хуй. Прикрыл его полой куртки и нажал на звонок. Она открыла дверь мгновенно — видать стояла за ней, боясь, что звонком разбужу ее ребенка.

Не говоря ни слова, делаю шаг вперед, разворачиваю ее за плечи к себе спиной. Наклоняю, одновременно задираю на ней халатик, трусов нет — подготовилась. Начинаю за бедра насаживать на себя. Первое движение далось с небольшим трудом, а потом я с остервенением ебу ее, раз за разом натягивая на себя. Между ног у нее хлюпало как в настоящем болоте. Кончила она быстро. В самом деле, оголодала по сексу. Мне пока рано кончать, хотелось подольше растянуть удовольствие.

— Что же я делаю при открытых дверях, вскликнула она, лишь только ее чуть отпустило, — что бы подумала тетя Маруся моя соседка?

— Подумала, что тебе наконец-то повезло, и тебя отодрали как мартовскую кошку.

— Я хотела этого без ухаживаний, но не до такой же степени. Мы же с тобой еще не знакомы, как следует.

В ней опять стала просыпаться сидящая внутри ее курва. Я взял ее за волосы на затылке повернул голову к себе и стал целовать пахнущие карамелью губки этой стервы. По-хозяйски распахнул халат и провел по мягким, податливым грудям.

— Уговорила, где у тебя кухня, пошли, познакомимся.

Кухонька небольшая, но какая-то уютная. На такой приятно проводить длинные осенние вечера, попивая кофе и читая слезливо-сопливый роман о «настоящей» любви. Где темноволосый голубоглазый красавец с квадратным подбородком спасает свою возлюбленную минимум от крокодилов, а то и от армии наемников отца русской мафии. Потом он в час по чайной ложке подступает к соблазнению своей возлюбленной.

Стол у нее уже накрыт. Бутерброды с карбонатом и икрой, правда, паюсной, но тоже не хило. Бум стараться оправдать ее доверие. Разливаю по стопкам ликер. Предлагает выпить за знакомство, я же в свою очередь дополняю «на брудершафт». Выпив, она тянется губами ко мне, но я приседаю перед ней, распахиваю халатик и впиваюсь в ее нижние губки. Она ахает, пытается присесть, но я крепко держу ее за задницу. Через минуту под моими губами ее тело стало существовать отдельно от разума. Выгнулась, чуть ли не становясь на мостик, раскрываясь для моих ласк. Проходит совсем немного времени и снова ее трясет. Бурно кончает. Я поднимаюсь на ноги. Теперь ее очередь, но она теряется, щечки розовеют, не знает, что ей делать.

— Ну, ты что живого хуя не видела. Не знаешь, как к нему подступиться?

— Видела, знаю, у меня ребенок есть, не в капусте же я его нашла. Только я еще ни разу... и она стыдливо замялась.

— Не сосала? И в рот не ебли?

Она замотала головой из стороны в сторону. Волосы рассыпались по плечам.

— Это же противоестественно, так нельзя. Он грязный. Я не могу.

— Так, девочка моя, ты еще не пробовала, не приступала, а уже делаешь выводы. Представь, что под резинкой не живой член, а огурец или банан.

Я взял ее за волосы и стал клонить голову вниз, уговаривая:

— Давай девочка моя, высунь язычок, попробуй на вкус.

Она, сопротивляясь, упираясь, все же взялась за хуй ручками и стала его обтирать. Потом высунула, не открывая рта розовый, как у котенка язычок и закрыв глаза, лизнула по залупе.

— Ну, что, не отравилась?

Она опять лизнула, уже более смело:

— А он клубничкой пахнет.

— Вообще-то не он, а гандон пахнет. Но и хуй не воняет. Попозже мы вернемся к этой теме. А теперь давай, поцелуй мне залупу. Она нежно обхватила своими карамельными губками мне конец.

— Ну, что мир не перевернулся, спрашиваю у нее.

Она сумела насадиться на пол шишечки и одновременно помотать головой.

— Вот и молодец, теперь чуть больше приоткрой ротик, я тебя поебу в рот.

— В рот же нельзя...

— Ебать? — договариваю за нее.

— Угу, проугукала она, продолжая насаживаться мне губками на конец.

— Ну, ты подруга даешь, точнее, берешь, сама на хуй ртом натягиваешься, это можно, а мне поебать тебя в рот, это нельзя? Давай золотко открывай ротик не капризничай. Ты уже два раза кончила, а я ни разу не слился.

Она начала опускать свою симпатичную попку приседая передо мной, взялась мне за ноги и открыла ротик. Мне осталось только положить ей руки на голову и притянуть ее поближе к паху. После первого раза, когда я вставил почти на всю длину, она попыталась спрыгнуть, но я удержал ее и ебя ее в голову стал объяснять, что это как целку ломаешь. Вначале девочкам не совсем хорошо, а потом как пиявки присасываются, не оторвешь.

По-моему она мне не очень поверила, так как я безо всякой ласки еб ее в горло. Она давилась, пускала пузыри, вокруг глаз из туши образовались потеки, из носа потекли сопли. Как же я люблю вид изнасилованной в рот женщины. Она покорена, она завоевана.

— Вот мы и перешли на ты.

— Как же перешли, хуй в рот засунул, а как звать не сказал.

— А разве секс — это повод для знакомства? Да и как меня зовут, ты знаешь — общались на форуме.

— Ага, значит я тебя должна по твоему нику звать тебя — «ебарчук». Ну, ты и нахал — оттрахал по полной и повода для знакомства нет.

— Папа с мамой назвали меня Тимой. А насчет оттрахал по полной, это полная клевета. Была легкая разминка.

— Разминка-а, — протянула она, — как же тогда будет по полной?

— К этому мы скоро перейдем, а сейчас давай за стол, будем восстанавливать силы.

Она пошла в ванную подмылась и умылась, по-моему стала лучше без макияжа, чем была в боевой раскраске.

— Слушай, а полное имя у тебя Тимур, да?

— Угу, хмыкнул я, делая затяжку сигаретой.

— Так у тебя есть и команда, попыталась подколоть меня.

— Будешь хорошо себя вести отъебем и командой, а теперь конец вопросам — за стол, — скомандовал я.

Бутерброды и ликер мы схомячили быстро, а вот фруктами и ягодами начали уже баловаться. Я очистил банан и стал заправлять ей в пизду, с трудом вставил половину, а вытащил половину от того, что вставил, дал ей облизать и съел кусочек сам.

— Ну, и что теперь я с бананом буду делать?

— Разберемся, не переживай.

Она не особо и переживала, взяла клубничку и хотела зубочисткой прикрепить ее к залупе, за что получила по своей аппетитной жопке ладошкой. () На молочно-белой половинке четко отпечаталась моя пятерня.

— Ой-ей. Больно же ёб...

— Ладно, когда ты цепляла по залупе зубками, это я списывал на твою неопытность, но когда ты преднамеренно проколола гандон, тут я не вытерпел, и ты получила, что заслужила. Всё, снимай резинку и пошли в койку.

— Не-ет, так не пойдет, без резинки мы не договаривались.

— Ты же взрослая девочка и знаешь, что в упаковке три резинки, вперед и с песней.