Соседка

362
Это произошло случайно. Мне давно уже нравилась моя соседка по лестничной площадке — молодая, симпатичная женщина лет двадцати двух, бывшая замужем за офицером. Они поженились не так давно и Наташа (так звали соседку), в отличие от большинства офицерских жён, ещё хранила верность своему мужу. Скромная и стеснительная, она даже не смотрела в мою сторону, когда мы встречались в подъезде или на улице. В то время, о котором я веду речь, я серьёзно поссорился со своей девушкой и у меня, сложилось твёрдое мнение обо всех женщинах, весьма не лесное для них и хотя я старался придерживаться его, но всё же, моё сердце не оставалось равнодушным к красивым женщинам.

Однажды вечером, когда по телевизору шёл интереснейший матч по хоккею между СССР и Канадой, ко мне позвонили. Обругав последними словами не прошеного гостя, я пошёл открывать двери, и каково же было моё удивление, когда на пороге я увидел мою милую соседку. На ней был длинный ночной халат, плотно облегавший её стройную фигурку, а на голове, в виде индийского тюрбана, повязано банное полотенце, из-под которого выбивались мокрые пряди волос.

— Извините — видя с каким любопытством, я её рассматриваю, сказала она, смутившись. — Не могли бы вы, мне помочь? У меня в ванной, что-то замкнуло и во всей квартире, погас свет. А муж сегодня в наряде. Вы не посмотрите?

И с таким жалостным видом посмотрела мне в глаза, что отказаться было невозможно. Забыв про хоккей, я поспешил на помощь ближнему.

Найти причину замыкания и удалить её, оказалось не сложно и уже через четверть часа, в квартире снова горел свет. Не решаясь обременять хозяйку своим присутствием, я собрался уходить, но Наташа попросила немного повременить и подождать пока она примет ванну. Пригласив пройти в зал, она усадила меня на диван и, включив магнитофон, удалилась.

Оставшись один, я оценивающим взглядом, окинул комнату. Современная, полированная «стенка», судя по качеству, была явно не местного производства, ковры на стене и полу тоже были не из самых дешёвых и вообще в квартире чувствовался достаток и неплохой вкус. Удачно подобранные цвета ковров и обоев, а также мягкий свет, разливающийся от бра над диваном, создавали уютную обстановку.

Уйдя в сладостные мечты, я и не заметил, как в комнату вошла хозяйка, неся бутылку коньяка и две рюмки.

— Ну вот, теперь можно и отблагодарить моего избавителя от темноты, — сказала она, ставя бутылку на столик.

Болтая обо всём и одновременно ни о чём, мы опорожнили половину содержимого. Не знаю, как это получилось, но рассказывая что-то смешное, я случайно обнял Наташу и она не отстранилась. Её близость и пьянящий запах духов вскружили мне голову и так уже изрядно захмелевшую от выпитого коньяка. Решив, что попытка — не пытка и терять мне нечего, я прижал её к себе, рискнув поцеловать милые, по-детски припухшие, губки.

— Не надо, не делайте этого! — отстранившись от меня, попросила Наташа, залившись краской стыда.

Но было уже поздно. От сорванного поцелуя кровь горячей волной пробежала по моему телу, и я решил сделать ещё одну попытку, прежде чем уйти домой. На этот раз атака была более решительна и, овладев хозяйкой, я повалил её на спину. Наташа сделала слабую попытку вырваться из моих объятий, но я, прижав её к дивану, стал осыпать страстными поцелуями, одновременно расстёгивая ей халат.

Вид обнажённого, красивого тела ослепил меня. Удерживая её, я приник к соблазнительно, пышным полушариям грудей, по очереди ловя ртом, моментально вздувшиеся соски. Наташа вяло сопротивлялась, пытаясь запахнуть полы халата, но я чувствовал, что она сама — этого хочет и ломается только ради приличия и поэтому продолжал. Покрыв поцелуями груди, я постепенно продвинулся к животу и ниже. Её дыхание стало порывистым и, прекратив всякое сопротивление, она внезапно расслабилась, полностью отдаваясь моим ласкам. Дойдя до лобка, густо поросшего чёрными, вьющимися волосами, я на секунду задержался, борясь с желанием зарыться носом в эту шелковистую поросль. Как бы угадав мои сомнения, ноги Наташи неожиданно раздвинулись, и перед моим взором расцвёл нежно-розовый цветок вульвы, источающий тонкий, дурманящий аромат феромонов. Охваченный похотью, я уже не хотел контролировать себя и, поддавшись влечению, приник губами к тёплым, волнующим лепесткам её органа слизывая с них тягучие капли выступившей «росы». По телу Наташи пробежала дрожь, судорожно вздохнув, она в порыве страсти, выгнулась мне навстречу и, схватив меня за голову, обеими руками, плотно прижала к себе, тихонько постанывая от удовольствия всякий раз, когда мой язык касался её, на удивленье большого, клитора. Не позволяя мне остановиться, она умело руководила мною руками, направляя мой язык в нужные, ей, места, что помогло мне быстро довести её до оргазма. Забившись в сладострастных конвульсиях, Наташа издала протяжный стон и, отпустив мою голову, расслабленно откинулась на спину.

— А ты оказывается — ничего, нежный! Мне такие мужчины нравятся, — ласково улыбнувшись, похвалила она. — Я не думала, что ты на такое способен.

— Я тоже не думал — смутившись от сомнительного комплимента, сознался я, краснея.

— Ты что, никогда этого не делал?

— Нет.

— А со мной — почему?

Я пожал плечами:

— Не знаю... Почему то захотелось. Ты мне нравишься.

— Может, тогда, повторишь? — довольно блеснув глазами, попросила она.

— Теперь твоя очередь.

— В смысле?

— В ротик взять.

Немного поколебавшись, Наташа поднялась с дивана.

— Ну ладно, раздевайся — как то неуверенно согласилась она, метнув озадаченный взгляд на дверь в спальню.

Не заставляя себя упрашивать, я быстро скинул с себя всю одежду и, заняв её место, замер в ожидании.

То и дело, поглядывая в сторону спальни, Наташа сконфуженно опустилась на колени и, потрепав рукою (внезапно опавший от волнения) член, смущённо взяла его в рот.

Сосала она замечательно. Закрыв глаза, я наслаждался приятными ощущениями, моя плоть давно уже рвалась наружу, но я всё тянул приступать к завершающему этапу, стараясь как можно дольше понаслаждаться этой интимной игрой.

Наши взаимные ласки продолжались около часа и Наташа, наконец, не выдержав страсти, потянула меня на себя. Она вся дрожала от сильного желания и, не дожидаясь, когда я вставлю, нетерпеливо направила мой ствол в специально отведённое для него место. Усилием воли, сдерживая натиск спермы, я медленно вошёл в упоительно узкую вагину, плотно обхватившую член, нежной, скользкой мякотью.

Пружины дивана жалобно поскрипывали под нашими телами, распалившись, Наташа взяла бешеный ритм, ловко и энергично подмахивая, подо мной, тазом, одновременно выписывая им восьмёрки.

— Давай, давай... , миленький, сильнее! Ещё... , ещё... ! Глубже... , ещё глубже... ! Не жалей меня... ! Ещё давай... — закрыв глаза, жарко шептала она, постанывая от избытка чувств. — Я сейчас приплыву... , давай мой хороший... , сильнее!

Сжав мои ягодицы, Наташа напряглась всем телом, и её влагалище сладко завибрировало, вызвав во мне ответную реакцию. Кончили мы одновременно. Пот лился с нас градом, было жарко, обессиленные и довольные друг другом, мы ещё какое-то время продолжали медленно двигаться, пока член, сам собой, не выскользнул из, залитой мною, норки.

— Тебе, хорошо было со мной? — спросила она, напрашиваясь на комплимент.

— Ещё как! — не скрывая восхищения, ответил я. — Ты просто прелесть! Ни одна женщина, с которыми я встречался, тебе в подмётки не годятся!

Довольная ответом Наташа улыбнулась.

— Мне тоже, с тобой хорошо было, ты мне понравился, но скорей всего, продолжения у нас с тобою, не будет. Так что на этот счёт можешь не обольщаться.

— Почему?

— Я своего мужа люблю и ни когда ему не изменяю.

— Да!? И чем же ты сейчас со мною занималась? — поинтересовался я, досадно усмехнувшись.

— Значит, так надо было — жёстко ответила она, но заметив в моих глазах вспыхнувшею  обиду, мягко добавила: — Хотя, если ты не очень закомплексован и не прочь немного поизвращаться, то всё ещё возможно.

— Как, например?

Испытывающее взглянув на меня, Наташа пожала плечами.

— Да не важно. Я в принципе спрашиваю: согласился бы ты, в сексе, на что-нибудь не обычное, выходящее за рамки общепринятого?

— Возможно — заинтригованно согласился я, ощутив лёгкое возбуждение от разыгравшейся фантазии. — С тобой, я хоть на что согласен.

Улыбнувшись, Наташа поднялась с дивана.

— Ну ладно, мне уже пора спать — внезапно засуетилась она, давая мне понять, что пора уходить. — Завтра с утра на работу.

Одевшись, под её нетерпеливым взглядом, я уже в дверях, попытался поцеловать её на прощанье, но Наташа, увернувшись, резко отстранилась от меня.

— Всё, хватит, уходи — раздражённо, поторопила она, буквально вытолкнув меня из своей квартиры.

Обескураженный холодным прощанием, я вернулся к себе, удивляясь такой резкой перемене её настроения.

Всю следующую неделю, Наташа, избегала встречи со мной и моя надежда на продолжение романа стала таять, но в субботу, она вновь появилась у меня в дверях.

— Здравствуй — смущённо, поздоровалась Наташа, отказавшись пройти внутрь. — Мы с мужем, приглашаем тебя к нам в гости. Он получил повышение, и мы решили отметить это событие. Присоединяйся к нам.

Вспыхнувшая было, у меня, радость, моментально рассеялась, как только она упомянула о муже. Общаться с ним, после того как я отъимел его жену, мне не хотелось.

— Нет. Извини, но мне, что-то не хочется. Что я у вас буду делать? Я ни кого не знаю. Да и неудобно как то.

— У нас никого не будет, только мы с Колей и всё.

— Нет, мне не хочется.

— Но я прошу. Это будет прощальная вечеринка. Мы скоро уезжаем на новое место службы мужа. Ну, пойдём, пожалуйста, Коля ждёт.

Обезоруживающе улыбнувшись, Наташа потянула меня за руку.

— Всё будет хорошо. Вот увидишь!

— Ладно — согласился я, не устояв перед чарами соседки. — Я сейчас приду. Только переоденусь.

— Только не долго — обрадовалась она. — Мы ждём.

Проклиная себя за мягкотелость, я, переодевшись, нехотя, пошёл к соседям, рассчитывая долго у них не засиживаться.

Николай, оказался весёлым, компанейским парнем и узнай я его раньше, то возможно мы подружились бы, но сейчас, после того как я «наставил ему рога», мне было крайне неудобно смотреть ему в глаза и у них в гостях, я чувствовал себя — «не в своей тарелке».

Вечер был в полном разгаре. Спиртное помогло мне расслабиться, и я почувствовал себя, в компании этой замечательной пары, достаточно комфортно и уютно. Мы все, были, уже изрядно выпивши, когда Николай, загадочно переглянувшись с супругой, предложил сыграть в карты на интерес.

— На деньги — спросил я, прикидывая, сколько у меня в наличии.

— Да, ну — улыбнулся он. — На деньги не интересно! Больших нету, а по маленькому играть не азартно. Давайте лучше на раздевание. Как вы на это смотрите?

Я взглянул на Наташу, ожидая её реакции. Лично мне, предложение очень понравилось, я бы не отказался, ещё хоть разок, полюбоваться на её прелести, но что интересного в этом видит Николай, я не понял.

— Ну, что — вновь спросил он. — Согласны?

Подозревая в этом какой-нибудь подвох, я пожал плечами.

— Давайте — согласилась Наташа. — Только мне, как единственной женщине, вы дадите фору в два очка.

— Какой разговор! Можем даже — три!

— Договорились. Пойдёмте на пол, там будет удобней.

Не возражая, я вместе с ними переместился на ковёр и, усевшись кружком, мы стали играть в «дурака».

Николай, явно подыгрывал жене, в результате чего, мы с ним остались в одних трусах, в то время как Наташа, лишилась всего двух вещей, хотя и самых интимных, но толку от этого не было, так как её прелести всё ещё оставались прикрытыми блузкой и юбочкой. Но тот факт, что на ней нет нижнего белья, уже горячил мою кровь и я с трудом сдерживал своего «молодца», что бы он не поднимал голову. Первым, последней части одежды, лишился Николай и по установленным правилам: выбыв из игры, остался в обнажённом виде, ожидать победителя. Движимый любопытством, я исподволь, краем глаза, рассматривал его «хозяйство», показавшееся мне, довольно внушительным. Хотя, в спокойном состоянии было трудно определить его истинные размеры, но то, что его мужское достоинство гораздо больше моего, было видно и так.

Мне тоже не повезло и уже через несколько минут, я был вынужден, подавив смущение, снимать трусы на глазах у семейной пары.

— Ура! Я победила — обрадовалась Наташа, весело поглядывая на нас. — Теперь выполняйте мои желания!

— Может, для начала, выпьем, что бы скрасить горечь поражения? — предложил Николай, подав мне фужер с вином. — Давай выпьем за то, что бы её желание совпадало с нашими возможностями!

Мне было крайне неудобно, совершенно голым, находиться в обществе мужчины, у которого половой орган намного превосходил мой и женщина, имела возможность, непосредственно, сравнивать эти параметры. Стыдясь своего малыша, я, выпив вино, скромно сел в уголок дивана и положив ногу на ногу, запрятал, таким нехитрым способом, своё «хозяйство» от посторонних глаз.

— Ну, что мужички, готовы выполнить желания вашей госпожи — улыбаясь нам, спросила Наташа, перетасовывая карты. — Берите себе по одной.

Подав нам колоду, она отвернулась, предоставляя возможность выбрать себе карту.

— Можешь приказывать, о повелительница! — шутливо произнёс Николай, положив обе наши карты на стол. — Мы исполним всё, что пожелаешь!

Повернувшись к нам, Наташа хитро блеснула глазами.

— Так. Мы договорились на два желания от каждого? — спросила она и, дождавшись утвердительных кивков, продолжила: — тогда, что бы ни кому не было обидно, желания будут общими для обоих: я хочу, что бы вы оставались в таком виде до конца нашей вечеринки и по очереди приглашали меня танцевать. Понятно?

Мы снова согласно кивнули.

Включив цветомузыкальную приставку и магнитофон, Николай, поставил медленную музыку и, потушив свет, создал в комнате интимную обстановку.

Сидя на диване, я не спеша потягивал вино, наблюдая как супруги, плотно прижавшись, томно двигаются в такт музыке. Поглаживая жену по ягодицам, Николай, вроде как случайно, задрал подол её коротенькой юбочки, одарив меня, на несколько мгновений, чудесным видом кругленькой, упругой попки. Несмотря на моё внутреннее сопротивление, я ощутил, как к моему органу стала приливать кровь и он, бесцеремонно, стал поднимать голову, предательски выказывая моё желание. Как назло, в это время кончилась музыка, и следующий танец был за мной.

— Теперь твоя очередь — напомнил Николай, подводя Наташу ко мне. — Выполняй желание.

Заметив моё замешательство, он скользнул по мне взглядом и, поняв в чём дело, улыбнувшись, добавил:

— Да не стесняйся ты, это же нормально! Думаю: мешать не будет. Женщинам, так даже больше нравится. Правда, ведь, моя радость?

Наташа улыбнувшись, кивнула и протянула мне руку.

— Пойдём, потанцуем, ты мне должен.

Сгорая со стыда, я подчинился её приглашению и уткнувшись возбуждённым концом ей в живот, приобнял за талию. Медленно двигаясь под музыку, Наташа сильно сократила, установленное мною расстояние, вплотную прильнув, ко мне, всем телом. Даже сквозь блузку я ощущал её набухшие, напружинившиеся соски, упёршиеся в меня, словно две упругие вишенки. Опасаясь негативной реакции со стороны мужа, я осторожно взглянул на Николая, но никаких следов ревности или раздражения, на его лице, видно не было, наоборот — глядя на нас, он довольно улыбался. Это, меня, несколько расслабило, но терять бдительности я не стал и, не заметно наблюдая за ним, заметил, что он весело перемигивается с супругой, делая ей какие-то знаки.

Левая рука Наташи, соскользнув с моего плеча, нежно прошлась по моему обнажённому торсу и, спустившись ниже поясницы, легла на мою задницу, шаловливо поглаживая и массируя ягодицы. Я обомлел, не зная как реагировать на её выходку. Это уже могло грозить скандалом. Далеко не каждый муж мог бы вытерпеть такое постыдное распутство своей благоверной, но Николая это, видимо даже забавляло.

Танец длился мучительно долго и, хотя мне было приятно танцевать с Наташей, всё же я чувствовал себя довольно неудобно и скованно. Дождавшись окончания музыки, я, стесняясь своего вздыбленного члена, быстро юркнул в ближайшее от меня кресло, спрятав его между зажатых ног.

— Может, сделаем небольшой перерывчик и выпьем — спросил Николай, вставая.

— Давайте — с готовностью согласился я, надеясь усмирить свою плоть.

Потянувшись за фужером, я случайно скользнул взглядом по его достоинству, с удивлением обнаружив, что наблюдая за нами во время танца, Николай возбудился и его член гордо вздымается вверх, пленяя своими размерами.

Как я и предполагал, в стоячем положении, он чуть ли не в полтора раза превосходил моего «малыша», достигая в длину — примерно девятнадцати сантиметров, а в толщину — около пяти сантиметров в диаметре! Такую «дубину», я видел впервые. Несмотря на свою гетеросексуальность, я, завидуя, невольно залюбовался таким мощным «орудием», поймав себя на том, что меня тянет потрогать его. Испугавшись своего желания, я быстро отвёл взгляд в сторону, переключив внимание на стоящую, рядом с ним, Наташу, удивляясь, как в её, вроде бы узкую, щелку, может входить такой огромный орган.

— Я предлагаю выпить за, мою любимую женщину — обняв жену, произнёс тост, Николай. — Которая, всегда меня понимает и поддерживает во всём, даже в глупостях! И без которой, я не мыслю своего существования! За тебя — моё счастье!

Залпом, осушив весь фужер, он потянул жену на диван.

— Давай немножко посидим.

— А ты думаешь — уже пора?

— Ну а, что тянуть то? — загадочно ответил Николай, присаживаясь на край дивана. — Иди ко мне.

Бросив на меня, какой-то лукавый, взгляд, Наташа, приподняв сзади юбочку, послушно уселась верхом на колени мужа. Обняв за талию, он провёл руками вверх по её телу и, поймав в ладони, выпирающие из-под блузки, выпуклости, стал нежно мять их, не обращая внимание на моё присутствие.

Скромно опустив глаза, я, сделав безразличный вид, уставился на дно фужера, мелкими глоточками потягивая его содержимое. Меня, несколько смущало и озадачивало такое откровенное поведение супругов, им явно нравилось соблазнять и дразнить меня. И хотя, я не понимал, зачем они это делают, всё же мне было очень интересно находиться с ними и участвовать в их необычном развлечении. Никогда в жизни, я вот так запросто, не сидел голым в присутствии супружеской пары, попивая вино и танцуя с прекрасной женщиной. Это было для меня в диковинку и очень нравилось! Пытаясь успокоить возбуждённую плоть, я заставлял себя думать о чём-нибудь отвлечённом, но все мои мысли упрямо возвращались к Наташе и тому чудесному вечеру проведённого с ней. Я просто изнывал от желания вновь проникнуть в её тесную «пещерку» и ощутить мягкую податливость, нежного, влекущего тела.

Уловив сквозь музыку тихий стон, я посмотрел на супругов.

Откинув голову и прикрыв глаза, Наташа, едва заметно двигала нижней частью своего тела, тихонько елозясь задницей на бёдрах мужа. Было такое впечатление, что они занимаются любовью, но так как всё было скрыто под юбкой, твёрдой уверенности у меня не возникло и я сразу, же откинул эту мысль, разумно посчитав, что заниматься этим делом, при мне, они бы не стали. Расстегнув на блузке верхние пуговицы, Николай, не стесняясь, занырнул туда руками, бесстыдно обнажив передо мной, два ослепительных полушария.

— Нравятся? — покачивая груди в ладонях, спросил он.

— Ещё бы... ! — согласился я, представляя их приятную тяжесть в своих руках. — Конечно, нравятся.

— Ну, тогда полюбуйся. Ты не против, сладенькая?

— Как скажешь, милый — томно улыбнувшись, проворковала она. — Это же твоё богатство.

Наташа, посмотрела на меня хмельными, подёрнутыми поволокой блаженства, глазами и я понял, что она вся полна желания и тихо млеет. В этот момент, она выглядела невероятно сексуальной и притягательной, от неё исходил какой-то животный магнетизм самки готовой к спариванию и меня, словно мотылька, неудержимо повлекло на запах её феромонов. Никогда ещё, я не ощущал, такой сильной, всепоглощающей страсти, какую испытал в эти мгновенья. Я понимал, что здесь я, третий — лишний и мне пора уходить от греха — подальше, но заставить себя уйти я не мог. Стараясь взять себя в руки, я отвернулся от супругов и, уставившись в висящую на стене, картину, стал детально рассматривать её, изучая на ней, каждый штрих.

— Ну, что-то Виктор, у нас, совсем заскучал — заметил Николай. — Иди-ка, Солнышко, растормоши его. А я пока оставлю вас, ненадолго. Мать-природа зовёт, пойду, подумаю немного.

Приподняв жену со своих колен, он, встав с дивана, направился к выходу из зала, плавно покачивая, уже обвисшем, членом. Задержавшись в дверях, он обернулся:

— Ты ему, тут, не давай скучать, милая, а то я смотрю — он у нас, совсем скис! Разрешаю даже на коленях у него посидеть, потормошить немного, если хочешь.

— Без тебя?

— Ну а что, побалуйся немножко. Только сильно не увлекайся.

— Ну ладно уж... — улыбнувшись, согласилась Наташа и в её глазах «запрыгали весёлые чёртики». — Как скажешь.

Проводив его взглядом, Наташа, подошла к моему креслу. Собрав всю свою волю в кулак, я едва сдерживался, что бы тут же не накинуться и не овладеть ею, воспользовавшись отсутствием мужа.

— Ну, что ты нос повесил? Даже не смотришь на меня — спросила она и, опустившись рядом со мной на колени, нежно провела рукой по моему бедру. — Я тебе уже не нравлюсь?

— Ты же с мужем — стараясь выглядеть безразличным, ответил я. — Зачем зря заводиться? У меня и так уже, сперма в ушах плещется, а яйца вот-вот взорвутся!

— Расслабься, твои яйца мне ещё понадобятся.

Наташа потянула меня за ногу, прикрывающую член.

— Дай-ка я посмотрю, как они у тебя распухли.

Подчиняясь, я безвольно раздвинул ноги.

— Сладенький мой — ласково проворковала она, взяв в руку, выскочивший из-под ноги, конец. — Истосковался бедненький по мне. Дайка я тебя пожалею.

Нагнувшись, Наташа припала к нему губами, заглотив до самого основания.

— Что ты делаешь?! Так нельзя! Он же может сейчас войти — оторопел я, но мои руки, сами собой, легли ей на затылок, насаживая её голову на одеревеневший член.

Как любой мужчина, я был просто не в силах сопротивляться охватившей меня страсти и, хотя я понимал, что поступаю низко и подло по отношению к Николаю, но все, же совладать с собой — не мог. «Ладно, пусть это будет на её совести, раз уж она такая блядь. Я, этого, не просил» — оправдался я перед собой, поражённый её безудержной похотливостью.

Прекрасные, пухленькие губки нежно скользили по моему истомившемуся от вожделения органу, принося мне долгожданное блаженство.

— Ты так замечательно сосёшь, я просто «торчу» от тебя — млея, шептал я, с упоением впихивая член по самые яйца, в её глубокую глотку. — У меня ещё ни кто так не сосал. Везёт же Николаю! Ты просто — прелесть!

Намериваясь кончить ей в рот, я несколько ускорил ритм, спеша разрядиться до появления мужа, но Наташа внезапно отстранилась.

— Подожди, не спускай пока — попросила она, раскусив мои намерения. — Ещё успеешь.

— Когда!? Я уже не могу терпеть.

— Ты же хочешь меня?

— Ещё как!

— Пойдём на диван.

Поднявшись с колен, она потянула меня за руку и, не дожидаясь, когда я оторву свою задницу от кресла, быстро переместилась на другое место.

— Скорей иди сюда, поласкай меня тоже.

— Я другого хочу — заартачился я, изнемогая от желания пристроить своего «жеребчика» в её тесное «стойло».

— Будет и другое, обещаю тебе.

Устроившись, полулёжа, Наташа задрала подол юбки, открыв мне, гладкие, округлые бёдра с чёрным, мохнатым треугольником у их основания.

— Ну, давай же... — поторопила она, широко разводя ноги. — Полижи мой пирожок.

Последовав за ней, я немного помедлил, бесстыдно любуясь очаровательным местечком, по праву, принадлежащим только Николаю.

Её орган, в отличие от многих, виденных мною, отличался красивой, правильной формой, словно был вырезан искусным мастером и вызывал во мне унизительное желание целовать — это, по своей сути срамное, место. Зарывшись носом в кудрявые заросли, я, как кот о валериану, с вожделением потёрся лицом о влажную, пахнущую мочой, шёрстку, впервые открыв для себя, насколько привлекательным и гармоничным становится, этот вроде бы не хороший, запах, на женском лобке. Охваченный страстью, я с упоением вжался ртом между её ног, торопливо целуя и лаская нежную, трепетную плоть. Тихонько постанывая, Наташа, вцепившись в мои волосы, мягко корректировала меня, направляя мой язык в нужные ей места.

— Давай, мой хороший... , вылижи мою зассанку... , я хочу приплыть... — чуть слышно, шептала она, всё плотнее вдавливая моё лицо в горячую, влажную мякоть. — Пососи мой секелёк... , а теперь язычком

Стремясь доставить удовольствие, я вожделенно обрабатывал языком её вульву, упуская из внимания, что вторгся в чужие пенаты и это грешное местечко может использоваться хозяином — по назначению. Не обращая внимания на избыток мокроты, я глубоко проникал внутрь пышущей жаром расщелины, вылизывая и глотая непонятную слизь, наивно принимая её за влагу возбуждённой женщины. Приплюснутый носом к лобку, я был лишён возможности сразу распознать запах спермы исходящий из влагалища и только когда Наташа, ослабила хватку, до меня дошло, чьи секреции я вылизывал. «Вот, чёрт! Это же сперма! — ошарашено пронеслась мысль в моей голове, моментально напомнив мне: почему раньше, я ни когда не целовал женщин между ног. — Значит он и впрямь, на моих глазах, её выеб, а я за ним — вылизываю! Вот я встрял! Охуеть можно! Он в неё хуй суёт, а я — язык!»

Растерявшись, я слегка отпрянул, не зная как поступить.

— Не останавливайся... , ну, давай же, милый... , я сейчас приплыву — жарко прошептала Наташа, настойчиво прижимая мою голову. — Ещё немножко

Не знаю, как бы я поступил в другой обстановке, но в данном случае — обижаться было не на что, я сам возжелал чужую жену и получил то, чего заслуживал. Наказание было — более чем справедливо.

«Да и хуй с ним! Так мне и надо! Нечего на чужое зариться. Ведь знал же: бабу лизать, что хуй сосать — с каким-то мазохистским удовлетворением, подумал я, внезапно поймав себя на том, что эта пикантность ещё больше разжигает во мне страсть. — Ну и ладно, не из хуя же высасываю».

Одурманенный похотью, я был уже не в силах сопротивляться и, припав к её грешному месту, вновь вкусил «любовный коктейль» супругов, испытывая при этом незнакомое доселе, острое удовлетворение от собственной извращённости.

— Всё... , всё... , я кончаю... !

Судорожно задёргавшись, Наташа, протяжно застонала, и я ощутил как из её распахнутой щелки напахнуло жаром, а губки органа ритмично завибрировали.

Музыка к этому времени уже кончилась и я, испугавшись, что звуки её блаженства может услышать Николай, насторожился, готовый в любую секунду оказаться на прежнем месте. Рассчитывать на то, что ещё успею помочить в ней свой изнывающий конец, уже не приходилось. Подавив желание, я поднялся с колен, благоразумно решив не испытывать судьбу, а спокойно дождаться возвращения мужа сидя в кресле.

— Ты куда от меня убегаешь? Садись рядом.

Опустив ноги на пол, Наташа, приняла сидячее положение, приглашающее похлопав ладошкой по дивану.

— Иди я тебя поцелую.

— Сейчас Николай может войти — предупредил я, подчиняясь.

— У тебя лицо перепачканное.

Обняв меня за шею, она приникла к моим мокрым губам, одаривая долгим, сладким поцелуем.

Пользуясь её доступностью, я без церемоний, сунул руку ей под блузку, успевая мять и тискать нежные, податливые груди, едва сдерживая желание насадить эту развратную, блядливую сучку на свой одеревеневший конец.

— Полегче, а то оторвёшь! Лучше пососи их.

Приподнявшись, Наташа, повернулась ко мне лицом, и быстро перекинув через меня ногу, встала коленями на диван, оказавшись сидящей верхом на моих бёдрах.

— Ты, что делаешь?! — ощутив возле члена горячую мякоть вульвы, растерянно, прошептал я. — Слезь сейчас же!

— Ну, ты чего такой пугливый? Ты же слышал: я не должна давать, тебе, скучать. Так, что расслабься и получай удовольствие.

— Расслабишься тут, пожалуй

Услышав шум сливаемой воды, я непроизвольно дёрнулся.

— Дай, я в кресло сяду, а то, что он подумает!

Игнорируя мою просьбу, Наташа игриво потёрлась о член влажной промежностью

— Ничего плохого, он же разрешил

— Но наверно не так же, ты, же почти у меня на хую сидишь!

— А тебе разве не нравится?

— Нравится, но лучше — если ты слезешь — раздражаясь, попросил я.

— Ну, я же тебе обещала

Не позволяя мне встать, Наташа сунула руку под подол юбки, и я ощутил, как мой член стал проваливаться в скользкую, горячую мякоть влагалища.

— Ты с ума сошла?! — обомлел я, ошарашенный её безумной выходкой.

— Молчи

Удовлетворённо выдохнув, она плотно опустилась на торчащий «штырь» и, приноравливаясь, подвигала задом.

— Тебе понравится... , вот увидишь... , ты так ещё не пробовал

Не смотря на то, что я страстно желал этого, неприятности мне были не нужны.

— Наташа, я прошу, слезь с меня — в последний раз попросил я, намериваясь применить силу. — Я ухожу!

Но в этот момент вошёл Николай. Ожидая скандала, я весь подобрался, приготовившись, если понадобится, дать отпор.

— Ну как, вы тут не заскучали? — окинув нас, вполне миролюбивым взглядом, весело спросил он. — Что — то Виктор, какой, то угрюмый сидит. Ты, что, Солнышко, его не развлекала? Почему он такой кислый?

— Это он тебя застеснялся — как ни в чём не бывало, ответила Наташа. — Боится, что ты ревновать будешь, что я на него уселась. Даже домой засобирался.

Подойдя к нам вплотную, Николай, дружески улыбнувшись, заглянул мне в лицо:

— Да брось ты, Вить, я же не Отелло, что бы из-за таких мелочей ревновать! Я своей любимой полностью доверяю, она меня ни когда не подведёт. Так, что успокойся, ни куда ты, пока, не пойдёшь. Давай лучше выпьем.

Наполнив фужеры, он подал их нам с Наташей и, взяв свой, сел в кресло, напротив, всем своим видом излучая безмятежность и благодушие.

Ситуация показалась мне настолько комичной, что я чуть не рассмеялся: я, практически на его глазах, ёб его жену, а он уверял меня в её верности, да ещё подносил нам в это время вино!

До такой степени наивного человека, я ещё не встречал. Пусть было не видно, из-за Наташиной юбки, что мой член находится в ней, но даже то, что она, без трусов сидит верхом на голом мужике, шоркаясь об него пиздой, давало серьёзный повод для ревности.

Удивлённый, таким легкомысленным отношением, я хоть и успокоился, но мне стало как-то неловко, пользуясь дружеским расположением, делать человеку подлость.

— Так не хорошо — чуть слышно прошептал я, взывая к Наташиному благоразумию. — Он же поймёт.

Легонько помотав головой, она оглянулась на мужа.

— Коль, ты позволишь нам на брудершафт выпить?

— Конечно.

Глядя на нас, Николай беспечно улыбался, всем своим видом показывая, что поведение супруги его ни мало не тревожит, даже более того — ему это нравится.

Сплетя руки, мы отпили несколько глотков, и Наташа одарила меня небольшим, но сладким поцелуем, растопившим мою скованность. Необычная пикантность происходящего будоражила мне кровь, добавляя остроты удовольствию, которое, она доставляла мне украдкой. Не делая ни каких подозрительных движений, Наташа, вроде бы спокойно, сидела на моих бёдрах и не спеша потягивала вино, умудряясь при этом, не заметно, приносить мне блаженство. Искусно владея мышцами влагалища, она ритмично сжимала и разжимала их, заставляя меня млеть от наслаждения.

Раньше, я не раз слышал от мужиков, о том, что трахая женщину сразу после другого, получаешь особое удовольствие, но никогда этому не верил и вот теперь, я имел возможность, убедиться в их правоте — впервые попробовав «пирожок с начинкой». Действительно: влагалище Наташи, уже заполненное спермой мужа, стало мягким и нежным, скользкая, горячая мякоть вязко обволакивала мой член, лаская и нежа его, в своих сладких, объятиях.

Не имея возможности избавиться от Наташи, так, что б муж, не смог ничего заподозрить, я, в силу своих возможностей, старался держать себя в руках, скрывая блаженное состояние, в котором находился. Отвернув­шись, я даже не заметил, как Николай, поменял на магнитофоне плёнку и теперь, включив его, стоял посреди комнаты, довольно поглядывая на нас.

— Милая! Про меня-то, тоже, не забывай — позвал он супругу. — Раз уж ты, в нашей компании, единственная женщина, тодолжна успевать уделять внимание обоим! Этот, танец — за мной.

— Иду, милый — откликнулась она на зов мужа и, заг­лянув мне в глаза, прошептала: — А ты не вздумай уходить! Всё будет хорошо! Обещаю, что тебепонра­вится, поверь — ты не пожалеешь!

Чмокнув меня в губы, Наташа снялась с члена и, от­давмне свой фужер, лукаво улыбнулась, тихо добавив:

— Ты испытаешь, кое-что, новенькое! Жди.

Быстро спрятав, свой осиротевший член, между ног, я в недоумении остался сидеть на диване, заинтригованный еёобещанием. Всё происходящее, по меньшей мере, показалось мне странным и не обычным, но об­ладало такой завораживающей притягательностью, что, несмотря на укоры совести, в отношении Николая, я не мог заставить себя, уйти.

Танцуя, супруги, о чем-то тихо переговаривались, и я обратил внимание, что его обвисший член, встрепе­нувшись, стал наливаться силой, вероятно реагируя на их беседу. Немногоотстранившись, Николай поправил его рукой и вдавив напрягшийся конец в живот Наташи, что-то прошептал ей на ухо. Улыбнувшись, она, соглас­но кивнув, посмотрела в мою сторону. РукиНиколая скользнули вниз и, сжав подол юбки, потянули её вверх, оголяя упругие, аппетитные холмики ягодиц.

Обескураженный их распутством, я с вожделением наблюдал как он, сжав эти соблазнительные полушария, медленно приподнял, за них, жену и осторожно насадил на свой, вздыбленный член. Охнув, Наташа, обхватила ногами поясницу мужа и держась руками за шею, стала ловко двигать попкой, насаживаясь на здоровенный кол.

Впервые мне представилась возможность присут­ствовать при половом акте и наблюдать со стороны, это очень интимное занятие. Не в силах оторвать взгляд, я зачарованно уставился на совокупляющихся супругов, упиваясь возбуждающимзрелищем. Их откровенное бес­стыдство поражало меня, волнуя всё моё естество и принося извращённое удовольствие.

Музыка стихла и Николай, сняв жену со своего штыря, опустил на пол. Словно ничего, такого, не происходило, он, как и положено после танца, проводил партнёршу до дивана. Еговздыбленный член, величаво покачиваясь, влажно поблёскивал, в переливающимся свете цветомузыки, будто покрытый лаком. Невольно взглянув на него, я вновь позавидовал внушительным размерам органа, вы­зывающим желание прикоснуться к нему — даже у меня, а что уж тогда, говорить про женщин.

«Чего стоит, мой тринадцати сантиметровый отросток, по сравнению с таким красавцем? — с досадой подумал я, незаметно любуясь, мощным орудием. — Вот почему он не ревнует ко мне и позволяет жене некоторые вольности со мной! Вот дурак, думает: раз у него членбольше — она не из­менит ему! Знал бы, что она вытворяет без него! Не поймёшь этих баб! Что ей ещё не хватает? Как можно изменять, такому мужику? Да ещё так нагло пользо­ваться его доверием? Даже жалко Николая. Толи, до такой степени, на передок слаба, что ни один хуй про­пустить не может — что бы не попробовать?»

— Вы уж извините, я ещё вас оставлю ненадолго — сказал он, усадив супругу рядом со мной. — Только не кисните здесь, безменя.

Дождавшись, когда Николай выйдет из комнаты, я порывисто обнял Наташу, приникнув к её губам, в жар­ком поцелуе. Похоть, буквально сжигала меня, и я ре­шил, всё же, воспользоваться моментом и по быстрому, удовлетворить свою страсть, раз уж она сама, в наг­лую, кидаетсяна хуй.

— Садись на, меня! Скорее — прошептал я, дрожа от возбуждения. — Я хочу тебя!

— Потерпи ещё чуть-чуть, ещё не время.

— А когда будет время? Я уже не могу!

— Скоро. Сначалаполижи у меня.

Не теряя драгоценного времени, я, не заставляя себя упрашивать, быстро переместился к её ногам и, раздвинув их, впился в скользкие, пахнущие спермой, губки, лаская языком, крупную «горошину секса». Выходи­ло так, что я уже второй раз за вечер, подлизы