Первый секс с будущей женой. Часть 2: Продолжение знакомства

178
[cw_parts ids='40856,40858']

Сейчас Вафля выглядывает из подстола и смотрит, держа во рту мой член. Она ничем не провинилась, просто ей пришло время вновь продемонстрировать мне свою любовь. Я велел этой соске залезть под стол и взять член в рот. Как всегда жене моя идея не очень понравилась, а после того как я сказал, что пишу очередную статью о ней и вовсе насупилась. Нравится ей это или нет, особого значения не имеет, ибо чуть позже ей вновь придется поплакать.

Когда я встретился с ней после ее дефлорации, она старалась делать вид, что ничего не произошло. Мы гуляли, веселились, целовались и ничего более. Я много работаю, и работа приносит мне удовольствие, но и от любимой работы нужно отдыхать. Прошла уже неделя после того как я лишил ее девственности пора было приучать к тому что нравится мне. Я завел разговор о случившемся неделю назад:

— Как ты себя чувствуешь после прошлой пятницы?

— Нормально.

— Ты не сердишься на меня?

— За что?

— За то, что обидел тебя, за то, что назвал тебя Сукой.

— Мне было не очень приятно.

— А когда я целовал и гладил тебя, было приятно? — спросил я, положив руку ей на колено и неспеша продвигая вверх по бедру, задирая юбку.

— Да было. — игриво ответила она.

— Солнце мое не сердись, просто мне нравится грубость во время секса. Ты не против, если я буду называть тебя Сучкой?

— у — она надула губки.

— а Шлюшкой?

— Фу

— Хватит кобениться. — Я толкнул ее так, что на упала спиной на кровать. Взял за колени и стал целовать ее ноги, поднимаясь вверх к ее киске.

— Это все только во время секса. Ты просто сводишь меня с ума. Разве тебе самой никогда не хотелось сделать что-нибудь немножечко сумасшедшее?

— Ну, не знаю.

— Ты так возбуждаешь меня. — Я резко перевернул ее на живот.

— Подними задницу, Шлюшка.

— нуууу... — Она опять начала куксится.

— так не хочу.

— Не зли меня, Сука! — одновременно с раздражением и возбуждением я задрал ей юбку, приподнял задницу и стал любоваться, как трусики облегают пышную попку. Она не спешила выполнять команды.

— Ты опять испытываешь мое терпение. — сходил на лоджию и принес бельевую веревку.

— Руки за спину. Я хочу тебя связать.

— Не надо. Зачем?

— Буду пороть.

Я сел на нее сверху и стал связывать руки так чтобы не повредить кожу, но и не дать возможности вырваться. Благо практики мне хватает и уже через минуту запястья были связаны между собой, а еще через минуту и лодыжки. Хочу отметить, что она не столько сопротивлялась сколько хныкала. Я сел рядом с ней и стал поглаживать ее задницу через трусы. Она продолжала понемногу вертеться, пока я гладил ее ноги, попку и спину периодически покрывая их поцелуями. Когда она успокоилась, я ударил ладонью ее по ягодице, она вскрикнула, затем по другой и еще и еще постепенно увеличивая силу ударов. Через пять минут я спустил с нее трусы до колен.

— Подними задницу.

Она нехотя немного ее приподняла.

— Выше.

Я вынул из брюк кожаный ремень и ударил оставив на ее и без того раскрасневшихся ягодицах яркую полосу.

— Выше, Блядь.

— Мне так не нравится.

Я ослабил веревки на ногах и стащил с нее трусы, а затем вновь затянул путы.

— открой рот

Она стала вертеть головой.

— открой свой блядский рот, Потаскуха!

Я сдавил ей скулы, и скал запихивать трусики в ее ротик пока они не скрылись в нем полностью.

— Это чтобы ты меня не отвлекала своими причитаниями. А теперь подними жопу, Тварь.

Мой ремень со свистом опустился на ее задницу. Я стоял рядом с кроватью и осыпал ее ягодицы ударами, пока она вертелась и дергалась. Когда на попке появился первый лиловый рубец я остановился и отложив ремень наклонился и провел по нему языком. Женя лежала и плакала. Я нежно покрывал поцелуями каждый сантиметр ее тела, где опускался ремень. Смазывал слюной красные полоски. Через несколько минут я просунул руку между бедер и стал поглаживать ее пухлые губки, одновременно с этим целуя ее спину. Когда мои губы поднялись к шее, я раздвинул лепестки ее плоти и провел между ними указательным пальцем, смачивая его в ее соках. Затем проник им во влагалище. Она простонала и уже не плакала. () Я трахал ее пока она не начала подмахивать, затем я вынул палец и разделся. Нежно погладил ее попку. Развел в стороны ягодицы, чтобы полюбоваться соками, вытекающими из влагалища. Она дернулась, пытаясь сжать их, за что получила сильный удар ремнем, который оставил вторую лиловую полоску.

— Ты опять за свое?! Ну-ка живо расслабила свою жопу и подняла ее повыше я хочу посмотреть на твою пизду.

Она сложилась, пополам поднимая задницу. Я раздвинул большие половые губы и взялся за малые сильно сжав и растягивая их в стороны так что вход во влагалище стал открыт.

— Ты уже рассматривала, что осталось от твоей целки в зеркало?

Я вынул трусы из ее рта.

— Нет

— Не ври мне, Шалава. Что ты делала, когда я ушел в пятницу?

— Ничего

— Что так и сидела с ляжками в крови и мордой в сперме, Вафлерша хуева?

— Нет, я пошла в ванну.

Я отпустил ее пизденку и оставил очередной рубец на жопе.

— Так что же ты мне врешь.

Еще удар.

— Похоже, тебя мало пороли, раз до сих пор правду говорить не научилась.

Удар.

— Ну, так ничего я это исправлю.

Она уже изо всех сил дергалась и истошно орала, уткнув лицо в подушку. Я взял ее трусы и поднес к ее лицу.

— Открой рот, а то сейчас весь дом разбудишь, пока я тебя буду сечь.

— Не надо, не надо, пожалуйста, не надо..

Запричитала она.

— Пожалуйста? Вот видишь, немного ремня и ты сразу о манерах вспомнила. Представь, что будет, когда я твою задницу всю в кровь рассеку.

— Я больше не буду, я больше не буду..

— Рассказывай! И если у меня появится, хоть малейшее сомнение будешь слизывать свою кровь с моего ремня.

— Когда ты ушел, я пошла в ванну. Помылась. Между ног все болело. Я просто посмотрела и все.

— Подробнее, как смотрела где?

Я стал поглаживать ее киску.

— В своей комнате взяла маленькое зеркальце, легла на кровать, согнула ноги и посмотрела.

— И как она тебе? Понравилась? Раньше тоже разглядывала свою пизду?

— Смотрела несколько раз. Когда кровь текла и когда хотела заняться с тобой сексом, мне было страшно, что он не поместится и мне будет больно.

— Кто он? Называй все своими именами.

— Твой член.

— Потаскуха малолетняя, только о хуе постоянно и думала, небось?

— Непостоянно, но думала.

Я вновь растянул ее дырку за малые губы. Они были уже все влажные и скользили, пришлось сильно сжать их. Она застонала. Вход во влагалище был сжат. Я ввел в него палец и подвигал им. Дырка была очень узенькой.

— Мне нравится твоя пизда. Теплая, влажная, узкая.

Я перевернул ее на спину и задрал связанные ноги, так чтобы было видно всю попку. Погладил ее, затем развел ляжки и провел языком по пухленьким губкам. Она шумно выдохнула. Я неспеша поводил по ним языком и раздвинув их припал к бутону. Ее дыхание участилось, и она стала постанывать. Так продолжалось минут десять, затем я ввел ей во влагалище указательный палец и стал трахать ее им продолжая играть языком с клитором. Еще через пару минут она кончила, дергаясь навстречу моему пальцу.

— Понравилось?

Она лежала на боку, а я гладил ее бедра и руки.

— Да, очень, только руки затекли.

— Ну, раз понравилось, значит, ты будешь не против отплатить мне тем же. Я тоже хочу получить удовольствие.

— Что мне сделать?

— Ничего. Я собираюсь тебя высечь еще раз, только уже не сдерживаясь. Открой рот.

Я вытер насухо пизденку ее же трусами и поднес их к ее лицу. Она начала причитать.

— Ну не надо, пожалуйста..

Я запихал трусы ей в рот так, чтобы ее губы сомкнулись, и поцеловал их. Затем перевернул ее на живот и взялся за ремень. Стал неспеша водить им по ее телу. Она дергалась от каждого прикосновения. Через пару минут я начал наносить удары, по заднице постепенно делая их все сильнее. Женя мычала и дергалась, ее попка была вся красная с лиловыми полосками. Я решил расширить площадь ударов и взяв за веревку на руках задрал их и стал бить ее по ляжкам и спине. К тому моменту как спина была исполосована красными следами ит ремня, а ноги от колен и выше не оставили свободного места от ударов она ревела во весь голос мыча в подушку. Отпустив ее руки и нанеся три последних удара которые оставили синие следы на заднице я отбросил ремень и вставил свой член в ее узенькую писечку. Я держал ее за бедра и с силой насаживал на свой член.

— Я скоро кончу и собираюсь кончить в тебя. Не вздумай забеременеть, иначе эта порка покажется тебе милой шалостью по сравнению с тем, что я с тобой сделаю.

Я дернул ее за волосы.

— Поняла, Тварь?

Она только продолжала рыдать.

— Жаль, что ты не видишь сейчас себя со стороны, чудесная картина.

Я был готов взорваться и насадив ее так что почувствовал матку стал кончать.

— Блядь, Сука, я тебя обожаю. Открой рот.

Я вынул трусы из ее рта, вытер ими член и запихал ей во влагалище.

— Не смей вынимать, завтра вечером проверю.

Я сходил в ванную намочил губку холодной водой, немного отжал и вернулся к моей «пленнице». Я стал медленно и нежно протирать места порки холодной и влажной губкой. Когда губка становилась теплой я вновь мочил ее холодной водой. Так продолжалось минут двадцать. К тому времени Женя успокоилась. Я стал ее развязывать.

— Ты меня не любишь.

Сказала она.

— Люблю. Пока ты делаешь то, что мне нравится. И ты чудесно со всем справляешься. Если тебе плохо со мной можешь уйти.

— Мне это все не нравится.

— Час назад, когда твоя задница подпрыгивала навстречу моей руке, мне не показалось, что тебе это не нравится.

— Ни это, а то, как ты меня обзываешь, тебе бы это понравилось или давай я тебя высеку!

— Если тебе это доставит удовольствие я готов потерпеть. Тебя возбуждает мысль о том, чтобы кого-то выпороть?

— Нет.

— Тогда не вижу смысла мне просто так страдать.

— Как спина и попка?

— болят!

Я перестал протирать ее губкой, сходил, намочил простынь и накрыл ее.

— Так лучше?

— Да.

Взяв журнал, я стал махать им над простынью.

— Нравится?

— Угу.

Я стал гладить ее волосы.

— Вздремни. Утром провожу тебя домой.

Похоже, пришло время доставать эту Хуесоску из под стола. У меня сегодня для нее сюрприз. Она станет звездой маленького шоу. Ей предстоит продемонстрировать свои прелести счастливчику по веб камере. Жена всегда была противницей публичности, тем больший повод ее заставить задрать юбку перед незнакомцем или незнакомкой.