Охота. Эпизод первый: Дарья / BdsmPro.ru

Охота. Эпизод первый: Дарья

1212
Я наблюдал за ней уже вторую неделю.

Эта хрупкого сложения шатенка работала кассиром в магазине строительных товаров на окраине нашего маленького городка. Помню, как я зашёл туда за кое-каким инструментом, и увидел там её. На её бейджике я прочитал, что её зовут Дарья. Тёмно-рыжие волосы, большие и, как мне показалось, наивные ярко-голубые глаза, правильные и тонкие черты лица, губки бантиком, в которые так и хотелось впиться поцелуем. Под блузкой было трудно различить, но я сделал предположение, что у неё небольшая, но красивая грудь. Попку довелось увидеть только мельком, но она была выше всяких похвал. Подтянутая, сочная, крепкая. Не попка, а сочный персик. В тот же день я понял, что всё это станет моим.

За несколько дней наблюдения я понял, что она работает с 10 утра до 8 вечера, четыре дня в неделю, с работы её никто не встречает, а путь до дома она срезает через довольно тёмную рощицу, через которую в это время суток никто больше не ходит. Более чем достаточно информации, чтобы осуществить задуманное.

И вот настал тот день, когда я возьму её, когда она будет моей и только моей, пусть и не на долгий срок. Я собрал свой практически стандартный для этих дел набор, упаковал в чёрную сумку и отправился в дорогу. Дрожь волнения и нетерпения приятно холодила спину, адреналин уже понемногу начинал кипеть в крови. Хотя это и был не первый мой раз, к этому никогда не привыкаешь, а ожидание «свидания» (так я это называю для себя) порой так же сладко, как и сама награда за упорство. Это томление, когда ты знаешь, что вот-вот получишь свой приз... несравнимо ни с чем. Наверно, похожие ощущения испытывают парашютисты перед прыжком с самолёта. Или дайверы, которые в клетке погружаются в кишащие акулами воды.

На часах было без десяти минут восемь. Я выбрал себе дерево с толстым стволом, спрятался за ним и замер в ожидании своей возлюбленной. Минуты тянулись долго и томительно, но я был спокоен и собран, как и всегда. Ещё никто из тех, кого я выбирал в качестве «невест», не избежал встречи со мной. Не избежит и она. Прохладный осенний ветерок слегка шевелил листья, в небе надо мной пронзительно кричали ласточки, а темнота уже почти захватила власть над городом. «Романтика, — усмехнулся я. — Отличный день для свидания».

И вот вдали, в свете последнего фонаря перед рощей, я увидел её. Маленькая фигурка двигалась в мою сторону, как мне показалось, довольно медленно и устало. Хорошо, не люблю когда сопротивляются слишком сильно, это несколько сбивает настрой. А они всегда сопротивляются. Глупые, я же не хочу их убивать. Мне нужно лишь получить немного женского тепла, чтобы пережить ещё несколько ночей в одиночестве, в пустой и холодной квартире. Но я отвлёкся... а фигурка тем временем достала телефон и стала подсвечивать себе путь, чтобы не споткнуться. Я спрятал голову за ствол и вжался в него, дрожа от нетерпения и похоти. Через несколько долгих секунд девушка поравнялась со мной. Я пропустил её чуть вперёд, а затем резко подскочил сзади, зажав ей рот и красноречиво ткнув лезвием ножа ей в бок.

— Тихо, Дашуля, тихо... Делай то, что я тебе велю, и тогда уйдёшь отсюда живой и невредимой (тут я немного покривил душой, с кем не бывает?). Если поняла, то кивни.

Девушка, замешкавшись на секунду, дёрнула головой. Я расценил это как кивок и продолжил:

— Сейчас я уберу руку от твоего рта, но ты не вздумай кричать. Лучше вообще молчи, пока я не разрешу говорить. Убираю насчёт три. Раз, два... три.

Я убрал руку и, к моему облегчению, Даша не закричала. Я не хотел резать это прекрасное юное тело, и моя сегодняшняя партнёрша разумно не давала мне повода.

— Молодец, малышка. Открой свой прекрасный ротик.

Я достал из кармана кляп-шарик и аккуратно зафиксировал его во рту у девушки, лишив её возможности звать на помощь и вообще издавать какие-либо громкие звуки.

— Теперь медленно заведи руки за спину. Сперва одну, потом другую.

Когда она выполнила и этот приказ, я убрал нож от её нежной кожи.

— Вот видишь, мы отлично находим общий язык! Думаю, мы поладим.

Я отволок пытавшуюся что-то мычать девушку подальше от тропинки, уложил на траву и связал ей ещё и ноги. Из сумки я достал самодельный девайс, состоящий из нескольких металлических трубок с креплениями, и быстро собрал его. Получилось что-то вроде подставки, которая должна фиксировать жертву в моей любимой позе — коленно-локтевой. Точнее, локти в данном случае не используются, но это уже тонкости. Положив это хрупкое тельце на подставку, я стянул с неё джинсы вместе с трусиками. До Даши как будто только что дошло, что сейчас случится. Она пыталась мычать что-то через кляп и сползти с подставки, но тщетно. Эта конструкция проверена в деле не раз, дважды усовершенствована, и теперь являет собой образец инженерного искусства. Ну, или мне хочется так думать.

— Ну что же ты, Дашуль? Всё будет хорошо...
— М-м-м!..

Я достал из сумки тюбик с маслом-смазкой и полил ею уже давно стоящий член. К сожалению, девушки не всегда могут самостоятельно принять мой 20-сантиметровый «болт» в столь пикантной ситуации. Я склонился над Дарьей и ткнулся головкой члена в её половые губы.

— М-м! — с каким-то особым надрывом издала Даша.

Обожаю эти моменты... Ничто не может сравниться с предвкушением того, как сейчас ты раздвинешь нежную женскую плоть, погрузишься в её святая святых, в этот плотно сжатый розовый бутон, который распустится, впуская тебя, как настоящий цветок на рассвете.

Резким толчком я вошёл в киску Даши, загнав член на половину длины. Господи, как же там было узко, горячо и мягко... Она сводит меня с ума, я хочу её так, что голова начинает кружиться! Зарычав как зверь, я рывком насадил девушку на свой кол, вышел почти полностью, затем снова ворвался внутрь, опять вышел... Я яростно насаживал киску своей жертвы на член, шлёпал её бёдрами по ягодицам, затем лёг на неё, залез руками ей под футболку, нащупал грудки и сжал их что есть силы, хрипло дыша Дашеньке в ухо. Это длилось всего несколько минут, но это были лучшие минуты в моей жизни... В сумасшедшем темпе я долбил эту девочку, наслаждался её приглушёнными стонами боли и отчаяния, зарывался лицом в её ароматно пахнущие волосы. Я очень не хотел кончать, но с момента последней охоты прошёл уже почти месяц, и я не смог долго терпеть. Почувствовав, как по промежности прокатывается волна расслабляющего тепла, я из последних сил несколько раз конвульсивно вошёл в Дарью, а затем со стоном начал изливать в неё так давно требовавшее выхода семя. Девушка подрагивала, беззвучно всхлипывая. Тяжело дыша, я вышел из этой нежной киски и повалился на траву рядом.

— Какая ты узкая! — отдышавшись, удивился я. — Сколько мужчин у тебя было о меня? Один?

Даша не могла ответить, да я и не требовал ответа. Я просто лежал на земле, рассматривая кусочек тёмного неба в просвете между высокими деревьями. Я не курю, но в такие моменты почему-то возникает желание выкурить сигаретку. Опять я забыл их купить... каждый раз думаю об этом, и каждый раз забываю купить. Может, ангел хранитель заботится о моих лёгких? Я хрипло засмеялся своим мыслям.

— Не плачь, Дашуль, всё будет хорошо. Всё забудется, всё будет как прежде... а может и нет, мне как-то всё равно, — и я снова засмеялся, приподнимаясь на локтях. — Надеюсь ты готова продолжить?

Девушка что-то жалобно промычала, а я уже подполз к ней и, включив подсветку на её же телефоне, решил полюбоваться на дело рук своих. Ну, не совсем рук, но вы меня поняли. Моему похотливому взгляду открылась потрясающая картина: лепестки этого цветка раскрылись, демонстрируя сильно расширенный вход во влагалище. Вся киска таки и сияла от смазки, а на гладких половых губах поблёскивали капельки моей спермы. Я перевёл взгляд чуть выше, к плотно сжатому колечку ануса. По своей привлекательности эта дырочка для меня превосходила даже киску,  и я не собирался уходить, пока не возьму и её тоже.

Оттрахать девушку в попку против её желания — довольно трудное дело, но в трудности и заключается весь вызов, весь кайф. К тому же, я был подготовлен к этому. Достав из сумки последнее, что там лежало, а именно расслабляющую анальную смазку, я выдавил её себе на палец и стал наносить на анальное отверстие своей сегодняшней пассии. Даша соблазнительно крутила попкой, пытаясь мне помешать, и при этом сексуально мычала что-то в свой кляп. Всё это очень меня заводило, так что к тому моменту, когда мой палец нырнул в немного расслабившуюся попу, чтобы смазать её изнутри, член уже снова стоял как положено и даже подрагивал от нетерпения. Убедившись, что анус достаточно хорошо смазан и расслаблен, я капнул немного масла на член и приготовился снова овладеть своей добычей.

Подсвечивая себе телефоном Даши, я пристроился к её попке и направил твёрдо стоящий член внутрь. Преодолев сопротивление девственного ануса, головка скользнула внутрь, немного задержалась в самом толстом своём месте, но под усилившимся давлением с моей стороны, член быстро влетел в попку девушки.

— М-м-м-м! М-м! — особенно громко застонала Даша, тщетно пытаясь сжать анус и вытолкнуть меня наружу.

Всё глубже и глубже погружался я внутрь этой сочной попки, всё громче пыталась мычать моя Дашенька. Наконец, её очко обхватило мой член почти у основания, а мои бёдра с силой упёрлись в ягодицы девушки. Маленькая и тугая девственная попа сдавливала мой член так, как вода сдавливает батискаф на многокилометровой глубине. Плечи Даши мелко и часто подрагивали, а попка покрылась мурашками то ли от боли, то ли от холода. Я начал двигаться внутри этой недавно девственной дырки, получая настоящее наслаждение как от мягкого кишечника, который нежным жаром плотно обхватил мой ствол, так и от самого ануса Даши, который тугим колечком сжимал меня, даря неземное удовольствие. Попка моей девочки громко хлюпала с каждой фрикцией, а я постепенно наращивал темп и силу толчков. Через несколько минут я уже буквально вколачивал член в её тесную попку, как отбойный молоток. Это было нечто... киска девушки была хороша, но её попка была вообще выше всяких похвал. Узкая, горячая, сексуальная, манящая... Я трахал и трахал эту задницу, уже даже не слыша стонов своей жертвы. Мир сузился до Дашиной попки и моего члена, со всей силы разрывающего нежную женскую плоть.

Я не хотел, чтобы это кончалось. Выйдя из этой чудесной попки, я снял Дашу с подставки, развязал ей ноги, окончательно стянул с неё джинсы и трусы, положил лишённое сил сопротивляться юное тельце на бок, а сам лёг сзади. Приподняв её левую ногу, я снова вошёл в её анус, прижал девушку к себе и снова начал двигаться внутри неё. В такой позе проникновение было даже легче, и я снова разогнался до бешеной скорости, насаживая девушку всё глубже и сильнее. Дарья уже даже не мычала, лишь слёзы катились по её щекам. Член полностью скрывался внутри, потом выходил до середины и снова врывался внутрь, попка уже почти без сопротивления принимала его, а Даша, кажется, потеряла сознание. Воспользовавшись этим, я снова вышел из неё, перевернул на спину, подложил ей под попу её же сумочку и одним резким движением вошёл в неё, буквально нанизав на член, как бабочек нанизывают на булавки. Похоже, резкая боль вернула Дарье сознание, и она попыталась вырваться, но я с рычанием навалился на неё всем весом, придавил к земле и стал долбить что есть силы, понимая, что скоро кончу.

Так и вышло. Всего несколько десятков мощных фрикций спустя, я вошёл в попку своей девушки в последний раз, со стоном наслаждения выстрелил внутрь неё оставшуюся сперму и замер на несколько мгновений, не обращая внимания на недовольное мычание Даши и её попытки исхитриться ударить меня ногой.

— Это было чудесно, Дашуль, — прошептал я ей в ухо. — Даже жаль, что это последний раз на сегодня. Я бы трахал тебя сутками, не вынимая. Впрочем, мы ещё наверняка увидимся, так что всё впереди.

Я вытащил из кармана нож и приставил его лезвие к горлу Даши. Она сразу немного успокоилась, а я продолжил:

— Сейчас я соберу свои вещи, а ты будешь лежать смирно и тихо, поняла? Надеюсь, поняла, потому что тебе же хуже, если нет.

Следующие несколько минут ушли на разборку конструкции и упаковывание вещей обратно в сумку. Время от времени я поглядывал на Дашу, но она вела себя тихо. «Послушная девочка, — подумал я. — Обязательно нужно будет её ещё разок навестить». Застегнув молнию, я посветил телефоном на свою сегодняшнюю добычу, критически оценивая результат своих трудов. Тушь на покрасневшем лице потекла, рот заткнут кляпом, руки связаны за спиной. Обе дырки выглядят раздолбанными, особенно анус. Он ещё не до конца закрылся и похож на кратер вулкана — круглый, с немного сморщенными краями, розовый снаружи и бордовый внутри, а из жерла вытекает белая «лава». Бутончик тоже был хорош — весь мокрый, лепестки так и не сошлись вместе, нектар блестит вокруг и вытекает изнутри. Я сфотографировал Дашу, акцентируя снимок на половых органах, нашёл в телефонной книжке пункт «Мама» и отослал MMS-кой.

— Ну всё, Дашуль, мы на сегодня закончили. Кляп и бондаж можешь оставить себе — залужила. А я возьму себе твои трусики, хорошо? Так будет честно. Всё, ты свободна.

Даша попыталась встать, но то ли ноги не слушались её, то ли раздолбанная мною попка причиняла слишком много неудобств — это ей не удалось.

— Вот видишь, как трахает свою женщину настоящий мужик? — засмеялся я. — Она после этого даже встать не может! Ну ладно, я пошёл. Передавай привет следователю, если что.

Засунув руки в карманы и беззаботно насвистывая, я пошёл к выходу из рощицы наслаждений. В яйцах было пусто, в голове роились приятные мысли и воспоминания, а рукой в кармане я бережно щупал дашин подарок — белые трусики. Я точно знал, что спокойно переживу и эту ночь, и много последующих. Пока наконец снова не почувствую зов крови, который погонит меня на охоту. Но это будет ещё так не скоро...