Любовь или свобода 3 Новая жизнь (часть 1)

186

Пролог.

 — Блек! — Вороница принялась разбивать завалы горящего корабля.

 — Убирайся отсюда! — отозвался Элайджа.

 — Где ты? — Вороница отбросила застрявшую оторванную дверь и отпрянула назад, едва не опалив себе лицо вырвавшемся пламенем.

 — Женщина, я велел тебе убираться!

 — Ты обманул меня! Тут нет выхода! — Она еле-еле сумела втиснуться в крохотный проход, образовавшийся её усилиями, и увидела его. Элайю придавило буфетом. Правая нога была зажата сдвинувшимися стенами багажного отдела, а рука застряла в дырке в полу.

 — Я не уйду без тебя! — заявила Вороница, пытаясь отодвинуть тяжёлую полку с Элайджи.

Блек взял её за руку. Сквозь кожу он ощутил бешеное биение пульса. Заглянув в её глаза, он тихо пошептал:

 — Поздно

Элайя видел огонь подбирающийся к топливному отсеку. Ещё мгновение и разбившийся крейсер взлетит на воздух. Они погибнут. Он не может выбраться из завала, а она не уйдёт без него... Она погибнет из-за него... Элайджа ещё крепче сжал ладонь Вороницы. Он не собирался её ни с кем делить, а уж тем более с сущностью неопределённого пола по имени Смерть.

Стараниями Вороницы между сжимавшими Элайджу стенами образовалось небольшое пространство. Изогнув позвоночник, упираясь сверху в острые сломавшиеся доски от бывшего буфета, он приложил неимоверные усилия, вывернув ногу из плена, и резким ударом расширил дыру в полу, наполовину провалившись в неё. Уперевшись ногами в края обломков корабля, Блек обхватил Вороницу за талию и нырнул в обрыв увлекая её за собой.

В эту минуту крейсер сотрясся взрывом. Элайджа в воздухе не отпуская любимой, ухватился свободной рукой за уступ, торчавший из скалы, на которой повис их корабль. Краем глаза, отметив не малое расстояние до земли, Элайя не отрываясь, следил за защитным полем крейсера, сдерживающего огненную бурю. Он знал, что вечно оно не выдержит. Так и случилось. Вихрь пылающих скакунов, порвали не прочную защиту и вырвались на свободу, дикими леопардами обхватив уступ, за который держался Элайя. Блек скривился от боли, когда всепоглощающий огонь принялся обгладывать его руку. Сверху послышался скрежет: горящие останки корабля, не удержавшись на обрыве неутомимо летели на них. Вороница в ужасе раскрыла свои красивые глаза. Элайджа оглядев скалу, понял, что игра в прядки со смертью окончена. Они проиграли.

Глава 1.

Эл — восемнадцатилетний юноша с светлыми волосами и стройным телом стоял около золотого рудника, где трудились люди. Он не был человеком. Эл — эльс, инопланетянин с планеты Эльсод, которая захватила Землю восемь лет назад в 2111году по земному летоисчислению. Предлогом войны было убийство главного посла эльсов — отца Эла, Элайджи Блека.

У эльсов нет женщин. Все они мужчины и для своих плотских утех, а так же для продолжения рода, они использовали женщин с других планет, чаще всего землянок. Раньше у девушек это вызывало восторг, т. к. секс на Земле был свободен и популярен тем более с красавцами эльсами, чьи волосы и глаза могли быть любого цвета. Но в последнее время всё начало меняться. Ведь эльсы чрезвычайно жестокий народ. Они часто похищали красивых землянок, не ценя их больше чем половую тряпку. Для них женщина — вещь, которую можно убить, изнасиловать, обменять, продать, использовать как рабыню. Мало кто на планете Эльсод считал иначе, но такие встречались. Эл первые десять лет своей жизни прожил на Земле. Он искренне сочувствовал людям и старался облегчить им жизнь. Его отец был великим воином. С раннего детства, выбрав для себя путь солдата, Элайя стал лучшим в этом деле среди эльсов. Восемь лет назад он погиб вместе с Вороницей (матерью Эла) в кораблекрушении, подстроенном людьми. Эла и его сестру Сирену взял к себе близкий друг Элайджи Алекс Лони.

Эл с грустью смотрел на происходящее перед ним: около сорока мужчин, под палящим солнцем были прикованы к машинам, добывающих руду. В обязанности людей входило следить за раскалёнными трубами: самой хрупкой и быстроломающеяся частью эльсодской техники. Они постоянно срывались и падали на находящихся рядом людей, обжигая кожу и ломая кости. Эл сочувствовал людям и старался сделать всё, что в его силах, чтобы облегчить им жизнь. Он твёрдо решил пробиться в старейшины, чтобы иметь, как можно больше возможностей помочь землянам.

Юный эльс не стал долго задерживаться у рудника т. к. сегодня вечером будет церемония выпуска в его институте. Сегодня Эл, наконец, получит право на официальное вступление в совет и уже от своего имени сможет пытаться провести новые законы. Он уже сумел сильно пробить некоторые свои идеи, которые сильно облегчили жизнь людям, хотя совет эльсов Эл убедил в абсолютной выгоде Эльсода.

Он медленно поднялся на борт крейсера и ел за штурвал. Пилотаж был единственным предметом, который Эл добросовестно освоил в военной академии, при этом, не менее добросовестно пропустив мимо ушей остальную физическую подготовку. Он в шутку говорил, что собирается битья умом, а не мускулами.

Оставив корабль на автопилот, Эл любовался на синий свет Келесса — звезды Эльсода. Он мысленно покручивал предстоящие события: заехать за Лексом, церемония выпуска, неделя на собеседование и бал выпускников. На этом заканчивается его студенческая лёгкая жизнь. Если он получит место в совете, в чём Эл был абсолютно уверен, то бал будет последним моментом в его жизни, когда он сожжет провести ночь с женщиной. Эл улыбнулся. Помимо всей этой официальной жизни у всех на виду, он имел и другую, тайную.

Ту жизнь, которая будет не говорить, а действовать, потому что не один он желает свободы землянам. Есть и другие эльсы. Конечно, их мало, но все они хотят что-то сделать, хотят помочь. И никто не узнает кто они, даже когда они начнут действовать в полную силу. Сейчас только короткие набеги на места, где особо жестоко эксплуатируют землян. Эл участвовал в этом по-особому. Будучи отвратительным воином, он компенсировал свой недостаток способностью планировать. Именно он составлял планы этих набегов и просчитывал все варианты развития событий, чтобы ребята в любой момент смогли отступить. Единственный кто догадывался об участии Эла в этих противозаконных делах, был Алекс. Он как мог, старался удержать юного эльса от безрассудных поступков, но Эл не слушал его. Едва Лекс заводил об этом разговор, как Эл принимался уверять своего опекуна в том, что он никогда не свяжется с таким обществом, и что он себе не враг и не будет портить ещё не начавшуюся карьеру. И подозрения Алекса оставались всего лишь подозрениями.

Эл перешёл на ручное управление, вдвое увеличивая скорость. Зная, что впереди скалы, а он летит слишком низко, Эл ухмыльнувшись, развил максимальную скорость, резко выводя крейсер вверх, минуя столкновения. Ему нравился такой риск, словно у него абсолютно отсутствует чувство страха. Два поворота и он уже на месте, как приличный мальчик аккуратно приземлился.

 — Эл! — Хрупкая, черноволосая девушка оплела его шею, едва он успел выйти с корабля.

 — Привет, Сирена. — Эл поцеловал сестру в щёку.

Она выпустила брата из объятий и отступила на шаг.

 — Давно тебя не было видно. — Сирена вздохнула. — А как в совет вступишь, так, наверное, совсем про сестру забудешь.

 — Нет, сестрёнка, про тебя — никогда! — засмеялся Эл, обнимая Сирену.

 — Привет, Эл. — Из дома вышел стройный, красноволосый эльс с алыми глазами.

 — Здравствуй, Алекс. — Эл пожал ему руку.

 — Тебя можно поздравить. — Лекс ухмыльнулся. — Выпускник.

 — Было бы, с чем поздравлять. — Поморщился Эл. — Вот когда я тану старейшиной

 — Значит ближайшие сто лет можно забыть о праздниках.

 — Всё течёт, всё  меняется. Кто знает, вдруг я стану самым молодым старейшиной.

 — Эл, — Лони хмыкнул. — Как ты думаешь, почему народ, живущий до двухсот лет, старейшин называет старейшинами?

 — Истинный возраст невозможно познать по прожитым годам., так же как и по внешности. Всё здесь. — Эл указал на голову.

 — Именно, нужно смотреть по седине и лысине. — Сирена, скинув с плеч руку брата, прильнула к Лексу. — Хватит чуши. Вам пора, а то пропустишь собственный выпуск.

 — Что верно, то верно. — Эл глянул на часы. — Алекс, идёшь?

 — Минуту. — Лекс повернулся к Сирене. — Ты точно не полетишь?

Она мотнула головой, затем поцеловала Лекса, улыбнулась и ушла в дом.

Алекс ловко проскользнул в крейсер, схватил за шкирку Эла, уже севшего за штурвал и отшвырнул его в сторону.

 — Эй! — Попытался противостоять Эл.

 — И не мечтай. — Лекс занял место пилота. — Знаю я как ты управляешь. Была бы моя воля, я бы тебя даже прав на вождение машины лишил. И потом: не можешь за себя постоять, терпи подзатыльники.

 — Я вожу быстрее.

 — Я тоже не черепаха.

 — Ключ, разблокирующий управление у меня на часах.

 — Тогда я взломаю панель. — пожал плечами Лекс.

 — Лучше не надо. Она под напряжением. Не всё можно решить силой, Лекс. И знаешь

Алекс не стал ждать окончания фразы, схватил Эла за рукав и отодрал брелок с ключами от часов.

 — Эль Блек! Заканчивай хитрить. Ты не один такой шустрый.

 — Меня зовут — Эл. — Тихо пробубнил Блек.

 — Я тебе последний раз повторяю, — прошипел в его сторону Алекс. — у тебя должно быть полное имя! Ты слишком самоуверен и чересчур явно бросаешь вызов своему народу. Нападения на колонии людей

 — Я в этом не участвовал! — оборвал Лекса Эл.

 — Может и нет, но твоё поведение говорит о другом. Запомни, не смей представляться коротким именем. Неужели за восемь лет ты этого так и не понял?

 — Понял, но это не мешает мне говорить, что меня зовут Эл, а не Эль.

 — Значит, ты глупее, чем я думал.

 — Уступи мне штурвал, и больше таких речей ты от меня не услышишь. — Эл скрестил руки на груди.

 — А в следующий раз чем ты будешь меня шантажировать?

 — Я найду чем. — Эл протянул руку. — Давай сюда ключ.

 — Нет. — Алекс разблокировал крейсер. — Раз ты считаешь себя не глупым, ты будешь вести себя правильно. Так что прекрати играть на моих нервах, это тебе не гитара!

Алекс поднял корабль. Дальнейшую часть пути они провели молча.

На выпуске, как Алекс и ожидал, Эл держался спокойно. Он, как и его отец мог с лёгкостью управлять эмоциями, что Лексу удавалось с трудом.

Лони внимательно наблюдал за Элом

«Что же всё-таки этот юнец задумал?» — Размышлял он: «Парень не глуп, при этом ему передались пара талантов от его отца, и жажда свободы от матери. Это очень опасное сочетание, учитывая его слабость к людской расе».

Церемония выпуска длилась не долго. Лекс должен был там присутствовать как опекун Эла. Без него мальчишку не могли на неё впустить, или выпустить, т. к. эльсам без отца или опекуна дорога одна — в солдаты. Ни о каком институте такие юноши и мечтать не могли.

Как только Блек получил разрешение на работу, он предложил Лони не дожидаться окончания. Эл не был любителем официальных встреч, и не хотел торчать тут дольше необходимого.

 — Эл, уйдя сейчас, ты проявишь неуважение к остальным.

 — А с какой стати мне их уважать? Я их больше никогда не увижу.

 — Сиди на месте.

Эл вздохнул. Лекс игнорировал всё, что он говорил. Это началось с тех пор, как Эл надул Алекса, приведя множество разумных доводов и убедив его слетать с Сиреной на Ледяное озеро. Это было популярное место отдыха на планете Эльсод.

Стоило это удовольствие не дёшево, но такой красоты больше негде найти нельзя: поляну, слегка прикрытую густой листвой деревьев, освещают синие, едва пробивающиеся лучи Келесса. Под этим светом ледяные кристаллы давно не известно почему застывшего озера переливаются всеми цветами радуги. В общем по полной прополоскав мозги Лексу: насколько неземная благодарность земных женщин за оказанные им бесценные знаки внимания может сделать мужчину счастливее, он сплавил их на неделю отдыхать. Сделал же это Эл для того, чтобы устроить на все дни в доме Лекса грандиозную дискотеку, желая угодить нужному для его второй жизни эльсу. Алекс не мог знать, для чего Блеку понадобилось переворачивать в его жилище всё вверх дном, что не очень-то помогло Элу избежать расправы.

Поэтому сейчас Эл лихорадочно соображал: каким прибором можно навешать лапши на уши Лони.

 — Знаешь, Алекс, ты прав. — Начал он.

 — В чём?

 — Во всём. Я слишком подвластен юношескому максимализму. Имя длинное не хочу... здесь мне не сидится... Ты прав. Никуда я не денусь. Я должен досидеть на выпуске. Только Сирену жалко. Я пообещал, что мы сегодня прогуляемся, увы уже не получится. Мне рано нужно вернуться в общежитие. Завтра важный день. Как же мало мы видимся с сестрой! Нам надо чаще встречаться, всё-таки мы двойняшки.

Эл замолчал. Он ждал. Реакция Лони последовала быстро.

 — Ладно, Эль, поехали домой. Здесь и вправду скучно.

Отвернувшись, Алекс не заметил, как уголки губ Эла поползли вверх. Он опять нанёс удар по слабому месту Лекса. По уши влюблённый в Сирену красноволосый эльс был готов на всё ради неё.

Проследовав за Алексом на выход, Эл внезапно нырнул в заросли, и через мгновение выехал оттуда на заранее спрятанном мотоцикле.

 — Ну, всё, пока. — Юный эльс рассмеялся. — Спасибо, что вывел из этой выпускной тюрьмы. Без моего опекуна меня бы не выпустили из здания.

 — Ты слишком самовлюблён и беззаботен. — Лекс попытался стащить его с двухколёсного друга, но Блек резко нажал на газ и отъехал от него. — Лучше не попадайся мне на глаза, а тем более в руки, потому что разговор будет уже не словесным.

 — Тоже мне, запугал.

 — Ты глупец, Эль.

Юноша бросил на Алекса полный презрения взгляд:

 — Меня зовут Эл! — Он резко сорвался с места, уносясь в даль.

Алекс выругавшись сел на корабль и вернулся домой.

 — Что-то ты быстро. — Сирена удивлённо вскинула тонкие брови, увидев его. — Эл сказал, что вы допоздна задержитесь.

 — Да, неужели. — Проворчал Лони, плюхаясь в кресло.

Она подошла к нему сзади и ласково обняла. Её пухлые губки призывно коснулись его шеи. Алекс потянул Сирену за руки и посадил себе на колени. Он нежно погладил тоненькие ножки его маленькой женщины, медленно поднимаясь выше, второй рукой лаская при этом её небольшую грудь. Сирена, прижимаясь к горячему мускулистому телу Лекса, не отказывала себе в удовольствии вкушать сладость его поцелуев. На мгновение, оторвавшись от его губ, она скинула с себя шёлковое платье, обнажая загорелую кожу. Потом Сирена стала расстегивать рубашку Лекса. Она чувствовала невероятное возбуждение, ощущая под собой напряжённый жезл любви Лекса. Не желая сдерживаться, женщина потянулась ручками к его брюкам, чтобы высвободить рвавшееся наружу мужское естество. Она приподнялась, позволяя Лексу снять с неё трусики.

Алекс улыбнулся, смотря на черноволосую, загорелую женщину, сгорающую от желания в его руках. Блуждая по увлажнившемуся телу, он наклонил голову и начал ласкать языком сосок. Сирена выгнулась и застонала. Тогда Лекс, не заставляя её ждать дальше, приподнял эту драгоценную пушинку, и лёгким движением бёдер проник во влажную пещерку Сирены. Девушка, часто дыша, вобрала его в себя полностью, начиная часто двигаться. Лекс сжал руками её грудь, наслаждаясь глухим стоном, слетевшим с её губ, затем жаркими ладонями слегка сдавил ягодицы, сдерживая движения Сирены. Убедившись, что её тело полностью подчинено ему, Лекс подхватил её за бёдра и сполз с ней вместе на ковёр. Оказавшись над беззащитным телом любимой женщины, Алекс медленными глубокими толчками, заставлял её стонать и кричать от удовольствия. Сирена, задыхаясь под атакой его ласк застыла, отдаваясь власти высшего наслаждения. Заметив это, Лекс прижался к её миниатюрному телу, заполняя его собой.

Сирена поцеловала его и нежно положила голову ему на плечо.

 — Ты, что же спать на ковре собралась? — Улыбаясь, спросил Алекс.

 — Нет, — лукаво ответила она. — Не спать. Зажжешь камин?

Отражающееся в их глазах не громко потрескивающее пламя, стыдливо наливалось румянцем, став невольным свидетелем их страстной необузданной любви.

***

Эл мчался сквозь ночь на мотоцикле, не в силах отпустить злость на Алекса: « Конечно, он хочет как лучше, но он, же ничего не понимает! Происходящая жестокость не должна оставлять никого равнодушным. Людям нужна помощь. И если Лекс сам боится, пусть тогда не мешает тем, кто смелее его. И он не имеет права называть Эла Элем! Если так уж нужно второе имя, то пусть оно будет для чужих»!

Эл в гневе увеличил скорость, не собираясь тормозить перед обрывом. Резко потянув переднее колесо на себя, он просто перелетел через него. На мгновение перед ним открылся чудесный вид: тёмно-синие листья деревьев темнели на фоне белоснежных волн, обрушавшихся на золотой берег. Это под неярким светом Рхоя — спутника Эльсода, — играло Живое море.

Эл не поддался манящему блеску солёных вод. Он знал, что под этой красотой скрывается боль и страдание. Живое море получило своё название за то, что в его водах таится много целебных веществ, входящих в состав большинства лекарств. Так же на не большой глубине дно усеяно ракушками, служащих для изготовления дорогостоящих скульптур. Но отражение блага, было ужасным. Организм эльса выдерживал в этой воде не более часа. Задержись он дольше, то рискует получить ужасные ожоги кожи. Для людей же предел времени был меньше, а ущерб здоровью нанесённый неутомимыми волнами наоборот увеличивался. А ведь именно людей заставляли работать на море, точнее это было наказание для непокорных женщин.

Ракушки, за которыми ныряли девушки, тоже таили опасность. У некоторых их них были ядовитые шипы, и в случае пореза женщины не редко умирали. На эльсов же этот яд не действовал.

Наказание в виде работы в этих водах считалось самым жестоким, поэтому за белоснежным морем укрепилось ещё одно название — Проклятое.

Именно эти чувства наполняли сердце Эла, когда он смотрел на красу игривых волн. Его заветная мечта была разгромить лагерь, где держали девушек. Но для такого набега его ребята ещё не готовы. Нужно ещё немного небольших тренировок. Завтра ночью он пошлёт их на золотой рудник, что осматривал днём. Сегодня Эл так удачно удрал от Алекса, что у него достаточно времени подготовить план. А утром его маска — Эль добьётся места в совете, чтобы он мог стать ещё более полезным для людей.

Вернувшись к себе в общежитие при университете, Эл достал листок бумаги и сделал короткий набросок рудника и всех скрытых дорог к нему. Скопировав его несколько раз, он расписал все возможные варианты отражения их нападения, а так же вмешательства войск. Он видел все слабые места противника, он знал, как его друзья будут действовать, и был абсолютно уверен, что это закончится очередной их победой.

Покончив с делами, Эл лёг спать, чтобы завтра во чтобы не стало добиться заветной цели — попасть в совет.

Проснулся Эл на рассвете. Несмотря на его уверенность у него участилось сердцебиение. Волнение настойчиво давало о себе знать. Сделав глубокий вдох, Эл соскочил с кровати, решив привести голову в порядок в душе. В отличие от большинства эльсов, Эл предпочитал тёплый душ. Затем облачившись в строгий свободный костюм, Эл отправился на собеседование, о котором договорился ещё за месяц. Он нервничал. Войдя в уже знакомое здание совета, Эл направился в нужный ему двадцать второй зал. Там его уже ждали. За столом сидел эльс с тёмно-зелёными волосами. Сквозь густые брови уже пробивалась седина. На строгом ещё не успевшем состариться лице, виднелись едва заметные отпечатки прожитых лет.

Увидев Эла, он встал. Эл подошёл к нему изо всех сил стараясь сохранить спокойный и бесстрастный вид. Почтительно поклонившись, Эл смело заглянул в белые глаза, ожидая его действий.

 — Эль Блек? — уточнил эльс.

 — Да, Гирноллорд. — Эл представлял собой самих покорность и послушание.

 — Садитесь. — Гирноллорд указал ему на стул, сев напротив. — Я рад знакомству. Наслышан о вас. Ведь вы являетесь автором законов «о совокуплении людей»,» о совместном содержании матерей с детьми», а так же вы пытались добиться отмены закона « о работе на живом море». Позвольте узнать о причине вашего старания так облегчить людям жизнь?

 — Гирноллорд, вы ошибаетесь. — Эл говорил тихо, чтобы не выдать бушевавшие внутри него эмоции. — Я никогда не заботился о благе людей. Они убили моего отца. Но вместо того, чтобы окунуться в тёмную пучину ненависти, и наслаждаться их муками, я знаю, что забота о нашей планете мой истинный долг.

 — Тогда объясните мне ваши соображения по поводу этих законов.

 — С удовольствием, Гирноллорд. — Эл склонил голову, демонстрируя уважение. — До закона « о совокуплении людей» их мужчинам грозило вымирание, потому как их не пускали к женщинам, даже отвергнутым. С одной стороны это не великая потеря. Нашим телам нужен сосуд наслаждения, а сосуд этот женщины. Но необходимо учесть, что с использованием мужчин, как рабочей силы в неблагоприятных, но необходимых местах — на рудниках, к примеру — сильно продвинуло нас в торговых и технических отраслях, так как появилось много материалов. Надо признать, что это очень выгодно для Эльсода.

 — Вы, несомненно, разумно мыслете, юный эльс. Что на счёт второго закона?

 — Закон « о совместном содержании матерей с детьми» делает наших рабов более здоровыми и крепкими. Материнское молоко укрепляет иммунитет ребёнка, поэтому до определённого возраста дети должны жить с матерями. — Эл почувствовал себя увереннее, так как этот текс он заучил еще, когда пробивал законы.

 — Мне не терпится узнать, что случилось с несостоявшемся законом.

 — Женщины сосланы на Живое море в качестве наказания. Наказание — это урок, который нужно запомнить и выучить. Но смерть следующая, за теми, кто работает на море, а так, же неисправимые увечья не могут называться наказанием, так как девушки не смогут выучить урок и исправиться. Ни мёртвые, ни искалеченные никому уже не нужны.

Красивый, обволакивающий, сладко-льющийся лживый яд из уст Эла одурманивал Гирноллорда и притуплял его бдительность.

 — Скажите Эль, — поинтересовался Гирноллорд. — Вам, наверное, было очень обидно, когда вам отказали в вашем законе. Вы не считаете, что совет уделил его рассмотрению мало внимания?

 — Нет, двадцать мудрых старейшин, безусловно, лучше разбираются в политике, чем восемнадцатилетний юнец. Раз они его не приняли, значит, он не нужен Эльсоду.

Поверив в этот сотни раз прорепетированный рассказ, лорд воскликнул:

 — Я поражён вашими выдающимися способностями, юный эльс. В ваших словах определённо есть здравый смысл. Я полагаю, вы уделите достаточно вниманию этому и многим другим вопросам на работе в вашей первой должности младшего члена совета, Эль. Или лучше сказать Эльлорд.

 — Спасибо, Гирноллорд. Я оправдаю оказанные мне честь и доверие. — Эл скромно потупил глаза, чтобы Гирнол не увидел загоревшегося в них огня.

 — Отдохните хорошенько на выпускном балу, юный эльс. Больше таких праздников у вас не будет. Вы выбрали себе весьма не простой жизненный путь, но очень важный. До свидания Эль.

 — До свидания Гирноллорд.

Когда Эл вышел из здания правления, ему хотелось петь и прыгать от радости. На мгновение, задержавшись у зеркального окна, он заглянул в его правдивую гладь. Оттуда на него смотрел высокий, светловолосый, смуглый юноша, с черными, как ночь глазами и довольно ухмылялся. Причин для этого было достаточно. Сегодняшний день, безусловно обречён на победы.

Громко хохоча, он промчался на мотоцикле до общежития на предельной скорости. Скинув надоевший ему костюм, Эл переоделся в бежевую куртку. Бросив короткий взгляд на заходящий Келесс, он отправился к подножию Золотой Лиры — самой высокой на Эльсоде горе, названной так из-за жёлтой вьющейся травы, прорастающей сквозь камень, словно кудри. Именно под этой горой Эл с друзьями устроили целый подземный город. Там жили люди, которым удалось сбежать из своих оков, или те, кого освободили ребята Эла. Там же они и обсуждали планы на будущее.

***

У Алекса было плохое настроение с самого утра. Эл — бессовестный, самоуверенный идиот и Лекс в ответе за этого идиота. Как только этот юнец выйдет на работу, он станет взрослым, и не будет нуждаться в опекунстве. Значит, Лекс уже не сможет контролировать Эла. Единственный способ удержать его от глупостей и неприятностей, это перекрыть ему кислород: обрубить мечту всей жизни. Дело в том, что до того, как Эл будет официально признан самостоятельным и получит полную дееспособность, Алекс, как опекун может объявить, что не считает его способным жить самостоятельно, и запереть в военной школе. Но если Лекс так сделает, то Элу никогда в жизни не попасть в совет, и вообще не сделать приличной карьеры. На это Лекс пойти не мог. Оставалось надеяться, что Эл не будет портить себе судьбу и не свяжется с борцами за права людей, что совершают набеги на рудники. Утешив себя этой мыслью, Алекс нашёл в себе силы подавить гнев.

***

Когда все собрались, Эл предоставил план на ночь. По мере того, как он излагал его, лица находящихся в комнате эльсов светлели. Предложение напасть на золотой рудник было встречено на ура. Только один эльс с малиновой шевелюрой презрительно скривил губы:

 — Это самое тупое, что ты мог предложить, Эл.

 — Отчего же Миккей? — поднял брови Эль.

 — Этот рудник, усиленно охраняется. Кроме того, в нём полно ловушек и ложных туннелей, чтобы люде не смогли сбежать. Ты обычно предусматриваешь все действия, но тут это невозможно. Мы просто потеряемся, как стадо баранов. — Миккей взмахнул руками, чуть не снеся стол.

 — Ты действительно думаешь, что я не всё предусмотрел? — Эл улыбался.

 — Докажи обратное. — Сказал Миккей под одобрительный гомон.

Эл только рассмеялся и выкинул из-за пазухи пачку бумаг.

 — Я был на этом руднике. И свистнул подробную карту. Что и где находится, я знаю, а теперь и вы знаете. — Эл посмотрел в глаза Миккею. — Я всегда всё рассчитываю до конца. Запомните это, все! Ещё вопросы есть?

Судя по всеобщему молчанию, вопросов не было.

 — Тогда к делу. Вы должны будите вернуться в четыре утра. Забирайте с собой всё, что сможете. Встретимся здесь. Удачи.

Топот ног, молчаливое пожимание рук: Эл смотрел, как его товарищи один за другим исчезают за дверью.

 — Хотя бы раз ты с нами пошёл. — Усмехнулся Миккей. — Уверен, что в твоём плане найдётся место для гения-шибзика.

 — А почему бы и нет. — Эл хлопнул по плечу своего лучшего друга. — В следующий раз я с вами.

 — Ловлю на слове. — Сказал Миккей и нырнул навстречу ночной прохладе.

Эл остался один. Неизвестно почему, но впервые за долгие годы он ощутил какую-то тревогу, словно предчувствие чего-то нехорошего.

***

Алекс лёг спать поздно. Тихонько, чтобы не разбудить Сирену, он прокрался по комнате и юркнул под одеяло. Первая мысль, пришедшая в его голову, когда он обнял стройное, хрупкое тело любимой, могла прервать её сон. Но поборов похоть, Лекс мирно опустился на подушку. Нормально заснуть ему не удавалось. Сквозь дрёму, он слышал какие-то звуки. Скрип открываемого окна, вой ветра и тихий стук. Лекс вздрогнул и проснулся от толчка в бог. Оказалось, что стук ему не приснился. Он же и разбудил Сирену, которая в свою очередь растолкала Алекса. Прислушавшись, он понял, что звук идёт со стороны гостиной.

 — Спи, — сказал Лекс Сирене. — Наверное окно распахнулось. Пойду, гляну.

Накинув халат, который сразу трансформировался в брюки, Лекс, зевая, зашлёпал босыми ногами на второй этаж в гостиную. Открыв дверь, он замер на пороге.

У стены стояла высокая фигура в чёрном балахоне и тихонько постукивала рукояткой меча в пол. Лони не мог разглядеть лица гостя, так как оно было скрыто накинутым капюшоном. Заметив Лекса он прекратил своё действие положив меч на полку. На мгновение свет Рхоя упал на высунувшуюся из-под балахона правую руку. Она была настолько изуродована, что казалась резиновой. Ужасные шрамы и ожоги покрывали всю поверхность кожи, местами её вообще не было, ногти отсутствовали.

 — Ты кто? Что тебе здесь надо? — Резко спросил Алекс, справившись с отвращением.

 — Поговорить. — Тихим знакомым голосом ответил незваный гость.

 — Тогда сними капюшон! — Приказал Лекс.

 — Нет. — Просто ответил незнакомец. — Ещё не время.

 — Тогда убирайся!

 — Нет. Тебе придётся меня выслушать.

 — Либо открой своё лицо, либо убирайся. Иначе я сам тебя выкину! — Лекс начал выходить из себя.

 — Попробуй.

Ледяное спокойствие гостя внушало тревогу, но Алекс не стал отступать. Молниеносным прыжком, очутившись рядом с чужаком, Лекс нанёс резкий удар рукой между глаз, намереваясь оглушить незнакомца, но тот ловким плавным полуоборотом нырнул под локтём Лони, оказавшись за его спиной.

Лекс сделал выпад ногой назад, и снова удар не достиг цели. Незваный гость просто отскочил. Алекс развернулся, поняв, что такие танцы могут длиться до утра, схватил меч мужчины в балахоне и сделав косой взмах попытался прижать чужака к стене, но сам очутился на полу, отброшенный гостем. Похоже пришелец с покалеченной рукой превосходил Алекса в ловкости и искусстве боя. Не желая отступать, Лони вспрыгнул на ноги, крутя меч над головой. Незнакомец перехватил его запястье левой рукой и, выбив меч, швырнул Алекса об стену. Лекс перекувырнувшись в воздухе, избежал столкновения со стеной и приземлился на колено, задев капюшон гостя. Он слетел, открывая Алексу лицо его «собеседника». Лекс в шоке попятился, снеся по дороге всё, на что наткнулся.

 — Эл? Нет... нет... но... тогда... как? — Прошептал он.

Глава 2

Элайджа крепче схватил Вороницу, лихорадочно ища хоть малейшие отверстие в скале, где можно было бы укрыться от горящих останков падающих на них. Поняв, что выхода нет, он резко оттолкнулся ногами, прыгнув наугад. Выставив руку, Элайя сумел ухватиться за еле торчащий уступ. Обломки корабля пролетели, едва не задев Вороницу. Сжав зубы от невыносимой боли, Элайджа почувствовал, что не сможет держаться долго. С силой ударив мыском по скале, Элайя попытался сделать опору.

 — Элайя, — Позвала Вороница. — Мы можем туда добраться? — Она указала на довольно широкую расщелину в скале, чуть ниже и левее их.

 — Попробуем. — Элайджа знал, что это единственный шанс выжить. — Переберись ко мне на спину и обхвати меня за шею. Мне нужны обе руки.

Вороница, стараясь не качать Элайю, аккуратно обхватила его ногами за поясницу, навалившись ему на спину. Элайджа, ощупывая скалу потихоньку продвигался в лево. Оказавшись над расщелиной, он разжал руки и прыгнул в низ, приземлившись в трещине. Вороница, ощутив под ногами твёрдую почву, отпустила шею Блека. С ужасом глядя на его изуродованную руку, она, давясь слезами, прижалась к его груди.

 — Всё хорошо. — Он погладил её по голове. — Всё будет хорошо.

***

Элайя наклонив голову, смотрел на ошарашенного Алекса.

 — Да, это я. — Подтвердил он.

Видимо в глазах Лекса это прозвучало как: «Да, ты сошёл с ума». Ну, ещё бы его галлюцинация не только разговаривает, но и дерётся.

 — Именно поэтому я не хотел снимать капюшон. — Сказал Элайджа, скидывая балахон. — Твою реакцию не сложно предугадать.

Он подошёл к почти сползшему на пол другу, и протянул ему левую руку. Алекс ухватившись за неё поднялся. Не веря своим глазам, он тронул плечо Элайя, словно детонатор.

 — Живой, как видишь. — Улыбнулся Элайджа.

 — А Вороница? — Всё ещё не веря происходящему, спросил Лекс.

 — В порядке. — Но почему? Почему восемь лет от вас ни слуху, ни духу?! И что с твоей рукой?!

 — Сгорела. — Элайя пододвинул стул. — Лекс, сядь пожалуйста, я сейчас всё расскажу. Только успокойся.

Алекс не сводя глаз с Элайджи, словно боясь, что он вдруг исчезнет, медленно подошёл к стулу.

 — Нам с Вороницей удалось выбраться из горящего корабля. — Начал Элайя. — По скалам мы перебрались к пещере, где были в безопасности. К сожалению, без травм не обошлось. — Он указал на искалеченную руку. — и тут уже началось самое интересное. Едва мы перевели дух, как из глубины пещеры вышло несколько вооружённых эльсов, а с ними один лорд из совета. Он не назвал своего имени. Лекс, люди не виноваты в крушении нашего корабля, это сделали эльсы. Им нужна была война. Поэтому, выразив свои соболезнования по поводу того, что я остался в живых, лорд предложил мне выбор: либо меня убьют, либо я остаюсь мёртвым официально: забираюсь в какую-нибудь глушь и не высовываюсь. Они постоянно ведут наблюдение за нашим с Вороницей домом, поэтому выбраться я рискнул только сейчас, когда это стало жизненно необходимым.

Алекс поймал себя на том, что слушает, открыв рот.

 — Лекс, ты должен повлиять на моего сына.

 — Он не хочет меня слушать.

 — Придумай что-нибудь, иначе его убьют.

 — Что? Почему? — Опешил Лекс.

 — Совет объявил настоящую войну этим борцам за свободу людей. В случае сопротивления их перережут, а если сами сдадутся, казнят только организатора.

 — Ну и пусть. Что с того? — Пожал плечами Лекс.

 — Лони, организатор — Эл.

 — Нет. — Алекс встал. — Нет, он вообще с ними не связан. Он же не враг себе.

 — Это его слова? — Элайя покачал головой. Он соврал тебе, Лони. Это всё Эл затеял. Я не могу показаться ему на глаза. Ни он, ни Сирена не должны знать, что мы живы. Тебе придётся самому остановить его.

 — Я сделаю всё, что смогу, Блек. — Пообещал Алекс.

 — Нет, Лони. Ты должен сделать больше чем сможешь. Они натравили на него Пуму!

Глаза Лекса расширились от ужаса.

***

Эл не мог найти себе места. На улице светало. Никто из его эльсов ещё не вернулся, значит что то пошло не по плану. Значит он6 что-то упустил. Услышав за дверью шум, Эл резко поднялся и распахнул её: как раз вовремя, чтобы подхватить окровавленного эльса, падающего с обессиленных рук Миккея. Эл с ужасом втащил своего друга и аккуратно уложил его на стол. Больше ничего подходящего не было.

 — Что произошло? — хриплым голосом спросил Эл у Миккея.

Тот не ответил. Припав к чайнику, он жадно глотал прохладную воду. Только через пару минут, Мик, пытаясь отдышаться, тяжело опустился на стул и посмотрел в глаза Элу:

 — Я и сам не понял. Сначала всё шло по пятому варианту плана. Мы вломились туда, вырубили охрану и разграбили золотой рудник. Когда же мы хотели уходить, почти все дороги были перекрыты. Они поставили нам ультиматум: либо мы сдаёмся и сдадим главаря, либо на всех убьют. Наши ребята посмеялись над этим условием и подробно указали им всем один общеизвестный маршрут, куда советовали отправиться незамедлительно.

Согласно плану мы спустились в потайной проход... вот тут и произошло то, что произошло. Кто-то в тёмно-сером плаще преградил нам путь. из всего его лица были видны только глаза. Странные какие-то: тёмно-голубые с синими вкраплениями, закрытые фиолетовым туманом. А реакция у него... я впервые такую встретил. Ни один эльс ему в подмётки не годится. Этот серый вихрь буквально смёл нас, причём в руках держа обычную длинную палку. То что нам удалось от него сбежать мы обязаны чуду. Внезапно воздух сотряс взрыв, и он свалился в яму. Мы, воспользовавшись этим, мгновенно вылетели из этого туннеля, свернув в последний оставшийся. Там нас тоже ждали. Целый отряд. Они, молча, обнажили мечи и... Эл, они убили всех до кого смогли дотянуться. Я и Сой претворились мёртвыми, и только поэтому выжили.

Эл сидел опустив голову. В его смуглом лиц