Летние каникулы. Часть 1: Лето начинается

183
[cw_parts ids='38578,38579']

Девочка в легком голубом сарафане осторожно приоткрыла скрипучую дверь конюшни и заглянула внутрь. Конечно, никаких лошадей тут давно не было, здание уже давно использовалось не по назначению. Стойла и кормушки исчезли, только несколько кривых подков, прибитых к стене, напоминали о былых деньках. Большая часть помещения пустовало, только в самом дальнем углу была навалена куча сена, обустроена скромная лежанка из старого матраса, установлен типичный пластмассовый столик, видимо позаимствованный из какого то летнего кафе, несколько стульев того же типа стояли рядом.

Наташа, старательно выбирая, куда наступить элегантными сандаликами, направилась к столику. Брезгливо проведя пальчиком по одному из стульев, она решила не садиться. Еще раз убедившись, что рядом никого, девочка извлекла из сумочки небольшой пузырек с белесой жидкостью и поднесла к глазам. Вадим, её школьный приятель, утверждал, что после этой штуки ей будет хорошо как никогда. По его словам, если она будет втирать в десна по три капли в день, то муторные летние каникулы в деревне пролетят совсем незаметно.

Тут Наташа поморщилась. Как только родители додумались до такого? Отправить её в деревню на все лето, в то время как все её подруги тусуются в ночных клубах столицы или отрываются за границей. Целых три месяца у черта на куличках без дискотек, спа — салонов и интернета, вместе с глухой и полуслепой бабулькой, дальней родственницей по отцовской линии. Для ученицы выпускного класса и коренной москвички — это было просто неприемлимо.

 — Эй, ты кто такая? — задумавшись девочка не заметила, как в конюшню вошла группа ребят её возраста, по виду — деревенские. Двое из вошедших мальчишек несли позвякивающие пакеты. Вздрогнув от неожиданности, Наташа выронила пузырек, и тот упал на землю, не разбившись.

 — Ты что тут делаешь? — две девочки и три парня окружили Наташу. Та, справившись с первым испугом, нагнулась, чтобы подобрать пузырек, но одна из девчонок опередила её.

 — Отдай! — Наташа попыталась отнять пузырек, но девчонка отступила за спину одного из парней, и, быстро открутив крышечку, вдохнула содержимое:

 — Ого! — деревенская поморщилась и вернула крышечку на место. — Да это наркоманка! Дурманом тут балуется!

 — Верни сейчас же! — закричала Наташа.

 — В милиции вернем. Да, Юль? — парень, за которым спряталась Юля, оттолкнул, тянущуюся к пузырьку Наташу.

 — Точно! — девочка демонстративно спрятала пузырёк в карман потертых джинсов и направилась к выходу. Наташа хотела остановит её, но один из парней сделал это за неё:

 — Сейчас что ль пойдешь? — он уже извлек из пакетов несколько бутылок пива, одну водки и теперь расставлял закуску. — Давай ближе к вечеру отнесем.

Юля пожала плечами и вернулась к столу. Ребята быстро выставили Наташу вон и уселись за стол. Городская девочка некоторое время потерянно бродила вокруг конюшни, испуганно размышляя, что с ней теперь будет. Вадим, кода давал ей пузырек, недвусмысленно намекал, что ни в коем случае нельзя попадаться с ним милиции. Последствия могут быть очень неприятными.

Дверь конюшни приоткрылась и оттуда выглянула Юля:

 — Эй, городская! А ну ка иди сюда!

Когда Наташа вошла, пять пар глаз с любопытством уставились на неё. Девочке стало не по себе.

 — Значит так, городская, — Юля устроилась на стуле с бутылкой пива в руках. — Если я отнесу пузырек в милицию, то будет тебе небо в клеточку. У нас тут начальник отделения мужик серьезный — церемониться он с тобой не будет. Но мы можем тебя и пожалеть, — деревенские ребята заулыбались, — нам тут, понимаешь ли скучно, и если ты хорошенько постараешься и развлечешь нас — все уладим миром.

 — Как развлечь? — растерялась Наташа. — Что мне танцевать что ли?

Деревенские переглянулись.

 — Ну, для начала можешь и станцевать.

Наташа неуверенно задвигалась в такт воображаемой мелодии, деревенские поддержали её одобрительными хлопками.

 — Ладно. Хватит, — Девочку усадили за стол и сунули под нос пластиковый стаканчик с водкой. Некоторое время ребята бурно обсуждали, что бы такое придумать с участием городской наркоманки. С ужасом Наташа прислушивалась к разговору порядком захмелевших сверстников. Подверженные юношескому спермотоксикозу ребята, то и дело выдавали соответствующие идеи и предложения. Наконец Наташа не выдержала:

 — Хватит глупости говорить! Давайте я вам денег дам и все!

За столом воцарилась тишина. Юля медленно запрокинула бутылку пива и влив в себя весь напиток до капли поставила бутылку на стол:

 — Смотри те ка, какая наглая. Приперлась сюда с дурью, так еще и думает, что нас — деревенских дурачков вот так запросто купить может!

Компания поддержала своего лидера одобрительным ворчанием.

 — Нет, городская. Легко ты не отделаешься! — Юля махнула рукой и двое парней, вылезя из за стола направились к Наташе. Та испуганно сжалась.

 — Наши мальчики давно хотели посмотреть на голенькую девочку, — гадко усмехнулась деревенская заводила. — Но мы — девушки порядочные и до свадьбы ничего такого не позволяем. Так что давай — удовлетвори здоровое мужское любопытство.

Вторая деревенская девочка радостно захихикала, а парни одобрительно поддержали:

 — Давай мы тебе поможем!

 — Не надо! — взвизгнула Наташа и заметив, что третий парень незаметно обогнув ее, заблокировал выход на улицу, обреченно пробормотала. — Я... Я сама, но только обещай те, что потом сразу отдадите пузырек.

 — Ну, это уже нам решать, — Юля не собиралась давать девочке даже намека на надежду. — Давай начинай.

Наташа немного помедлила, собираясь с духом, и. повернувшись к деревенским спиной быстро через голову стянула сарафан. Парни тут же принялись пожирать голую спину девочки глазами.

 — Повернись к нам и покажи сиськи! — засмеялась Юлина подруга, девочка была уже порядком пьяна. Наташа за колебалась, но тут вмешалась Юля:

 — Верка дело говорит. Давай не халтурь!
Наташа повернулась и, покраснев, опустила руки. Мальчишки радостно загомонили. У Наташи была отличная талия, а вот грудь и бедра все же были больше девичьими и не сформировались до конца. Нежные розовые, чуть вздернутые, сосочки располагались на двух нежно — белых упругих холмиках. На узких бедрах красовались классические трусики слипы голубого цвета в тон снятого сарафана. Кожа у девочки была ухоженная и выделялась заметной белизной — сказывалось долгое отсутствие сеансов солярия.

Парни кружили вокруг Наташи и не могли наглядеться, видимо местные девки действительно не баловали их. Верке показалось мало этого зрелища:

 — Костик, что глазеешь? Ты же всегда канючил: «Дай потрогать! Дай потрогать!» Разрешаю — трогай!

 — Мы так не договаривались! — возмутилась Наташа.

 — А мы с тобой и не собираемся договариваться, городская, — твердо сказала Юля. — Ты просто делаешь, что тебе сказано, желательно молча, и, может, не загремишь в милицию.

Парень, который оказался Костей, с похотливой улыбкой шагнул к Наташе и, рефлекторно вытерев ладони о штаны, прикоснулся к девочке. Смакуя каждое мгновение, он, зайдя к Наташе сбоку, положил правую руку ей на спину, как раз между лопаток, а левой принялся водить по животику девочки. Сделав несколько круговых движений, он медленно начал поднимать руку выше.

У девочки мелко затряслись колени, она кусала губки и прикрыла глаза, со стыдом чувствуя растущее возбуждение. Она очень боялась, что деревенские заметят, как её тело реагирует на эту унизительную процедуру.

Тем временем левая рука мальчика оказалась между упругих девичьих грудок и, немного сдвинувшись в сторону, накрыла одну из них. Упругий холмик как раз поместился в руке, мальчик несколько раз аккуратно сжал и разжал ладонь. Потискав одну грудь, он принялся за другую.

Мягкие девичьи сосочки быстро затвердели, приняв правильную  форму, что не укрылось от внимания мальчика. Он принялся так сжимать грудь, чтобы твердый розовый бугорок то и дело оказывался между фалангами пальцев и терся о них. Дыхание девочки участилось, но поглощенные видом обнаженной груди ребята не заметили этого.

Второй парень не выдержал и пристроив левую руку на спину девочки, теперь его рука лежала на одной лопатке, а Костина на другой, правой ухватил за свободную грудку. Видимо ему не понравилось, что Костя вырвался вперед в изучении тела городской девочки, он действовал грубее, быстро теребя розовый сосочек, и, сжав грудь в ладони, оттягивал вверх и вниз.

Наташа стояла закусив губу, закрыв глаза и едва сдерживала слезы. Она и сама не понимала, чем вызваны эти слезы — грубым обращение второго парня или стыдом за то, что нежные прикосновения Кости вызвали у нее возбуждение.

Юля и Вера тем временем налегали на закуску и алкоголь, а третий парень курил около выхода из конюшни, с улыбкой наблюдая, как друзья развлекаются с грудью девочки.

 — Не надоело еще вам сиськи мять? — Вере стало скучно. — Проверти что там у нее под труселями.

Наташа вздрогнула, но возразить не посмела.

 — И то правильно! — куривший парень выкинул окурок и двинулся к девочке. — Теперь моя очередь. Саш, постой на шухере.

 — Давай, Женек, отрывайся! — Верка заплетающимся языком поддержала парня. Юля с улыбкой цедила пиво.

Тот парень, чьи прикосновения были грубыми, с недовольной миной встал у входа, а Костя отошел к столу, уступив Наташу Жене. Тот обошел девочку по кругу, сперва заглянул в лицо, провел тыльной стороной ладони по нежной щечке, потом зашел со спины и, просунув руки под мышками Наташи, завладел грудями девочки, потискал упругие холмики, оценил твердость сосочков.

Затем Женя присел на корточки, так что бедра девочки оказались перед его лицом., и провел ладонями по ровным ножкам девочки от самых лодыжек до резинки трусиков на бедрах. Наташа вздрогнула и попыталась сойти с места. Она сделала широки шаг вперед, не ожидая, что Женя запустил указательный палец под резинку трусиков, как раз рядом с копчиком. Резиночка жалобно скрипнула и лопнула, заставив нежную материю интимного девичьего туалета соскользнуть с бедер.

Наташа попыталась подхватить трусики, но не успела, и они упали на землю. Девочка быстро присела, чтобы вновь подтянуть нижнее белье на место, но Женя опередил ее, наступив ногой на узкую полоску материи.

 — Прекрати... Не надо, — забормотала несчастная под звонкий смех Юли и Веры.

 — Хватит ломаться! — рявкнула Юля из за стола. — Тебе было сказано — будешь брыкаться, пойдешь по этапу! Этого хочешь?

Едва сдерживая слезы Наташа отрицательно помотала головой, и бросив попытки извлечь трусики из под ноги парня, выпрямилась, встав по стойке смирно.

Женя снова опустился на корточки, теперь уже перед ничем не прикрытыми ягодицами девочки. Костя подошел поближе и тоже устроился на корточках только спереди, он с вожделением в глазах рассматривал хорошо выбритую дорожку на лобке у девочки. Женя тем временем принялся исследовать ягодицы Наташи, одну руку он примостил на талию девочки, а другой по очереди помял ягодицы, слегка пощипывая девочку. Попка у девочки оказалась, хоть и не очень пышной — сказывался юный возраст, но зато упругой и нежной. Насладившись ягодицами, Женя попытался проникнуть ладонью к самому интимному месту девочки. Для этого он велел Наташе раздвинуть ножки, поставить их на ширине плеч. Покраснев, как помидор, та подчинилась. Стоявший на шухере Саня приблизился на несколько шагов и смешно вытянул шею, чтобы лучше все разглядеть.

Женя накрыл ладонью нежную девичью киску:

 — Ого! Какая горячая и влажная!

 — Влажная!? — вскинулась Юля. — Что городская, уже намокла?

Наташа с силой сжала кулачки, чтобы не заплакать и срывающимся голоском заговорила:

 — Это случайно. Мне не нравиться. Хватит ребята, отпустите меня, я уже все сделала.

 — Все сделала?! — пьяно удивилась Вера. — Да ты еще и не начала! — она повернулась к Жене и Косте, — Давайте, ребята, не робейте — развлекайтесь.

Костя, устав быть просто наблюдателем, запустил руку между ног девочки и, проведя ладонью по темной дорожке волос на лобке, лично убедился в том, что девочка потекла. Он нежно теребили половые кубки девочки, пока не нащупал клитор. Возбуждение сделало свое дело, и кровь уже прилила к женской «жемчужине», сделав её невероятно восприимчивой к ласкам. Мальчик осторожно дотронулся до нежного бугорка, заставив подкоситься колени Наташи из за неожиданной слабости.

 — Ого! Как ее повело! — поразился Женя, все это время наслаждающийся тисканьем девичьих бедер.

 — Мальчики, девочка готова! — Верка широко взмахнула рукой и, не удержавшись, завалилась на спину. Алкоголь сделал свое дело, мычавшая что — то нечленораздельное девочка уже не смогла подняться.

Юля, которую тоже неслабо шатало, покосилась на голую Наташу:

 — Вот что, городская, на сегодня ты свободна, — и прервав на корню, готовый вырваться поток возмущения девочки, продолжила. — Давай одевайся и дуй отсюда. Если кому чего вякнешь, пузырек с дурью окажется в милиции. Завтра чтоб в это же время была тут! Ясно!

Наташа кивнула и, не в силах смотреть никому в глаза, быстро натянула сарафан, дернулась было в сторону трусиков, но испугавшись, что экзекуция продолжиться, если она задержится хоть на минуту, быстро покинула конюшню.

 — Зря мы ее отпустили, — Саша сел за стол и наполнил стаканчик. — Толком и не потискали. А теперь ищи ее — свищи.

 — Не бойся — потискаешь... и, может, не только потискаешь, — усмехнулась Юля и видя, что все смотрят на нее, пояснила. — Напугали мы ее порядочно, видно в пузырьке и вправду гадость какая — то, так что никому она ничего не расскажет, и не денется никуда. Я утром слышала, что к старой Митришны на все лето родственница приехал, наверняка это наша дурочка, так что она у нас надолго.

 — Вот здорово! — парни радостно переглянулись, — А что делать будем?

 — Бухать! — хохотнула Юля, опрокидывая стаканчик, — Вон Верка уже готова, а вы... все сиськи мяли!

Компания засмеялась шутке и принялась активно налегать на спиртное. Юля, окончательно пьянея, пробормотала:

 — А с городской мы еще много чего придумаем... , — и забыла о Наташе до следующего дня.

 — — —

Уважаемые читатели и читательницы.

Чтобы качественно повысить уровень своих рассказов, я хотел бы услышать как можно больше Ваших отзывов и предложений. Если Вам что — то понравилось в рассказе, а может, наоборот, вызвало раздражение, неприменно сообщите об этом на мой почтовый ящик. И, конечно же, я буду очень рад если ВЫ поделитесь своими темами, пожеланиями, предложениями или идеями для новых стояла закусив губу, закрыв глаза и едва сдерживала слезы. Она и сама не понимала, чем вызваны эти слезы — грубым обращение второго парня или стыдом за то, что нежные прикосновения Кости вызвали у нее возбуждение.