Жёсткие последствия женской наивности. Часть 3

1883
Как-то я сидел на работе, разбираясь с очередным заказом по установке камер наблюдения на одном из предприятий, как меня отвлёк звонок на мобильник. Звонила жена и счастливым голосом проговорила в трубку:
— Татушка готова, можешь придти в салон и посмотреть.
— Милая, я занят, давай вечером, дома, в приятной обстановке.
— Как скажешь. Витька звать будешь?
— А ты не против? — вопросом на вопрос спросил я.
— Ну мы же обещали ему, но если ты передумал, то ради бога.
— Да нет, всё упирается в тебя, не меня же он будет рассматривать, пуская сопли, если тебе не стыдно перед ним ходить голой, как манекен, пожалуйста, всё же ограничится одним просмотром, или ты хачешь зайти дальше?
— Он уже видел меня голой, и всё ограничится только просмотром, не беспокойся.
— Тогда дерзай, хулиганка, просто мне на твоём месте будет жаль Витька, когда он захочет вставить тебе, но ему обломится.
— Ему уже вполне хватит того, что он увидит меня голой.
— Раз ты такая чёткая, сама и приглашай его, я не собираюсь рекламировать свою жену перед лучшим другом.

Она тут же позвонила ему и сладким голоском пропела:
— Витенька, ты вечерком заглянешь к нам?
— Что-то случилось?
— Да нет, просто мы обещали тебе демонстрацию моей татушки, если ты не забыл. Но если ты передумал, я не буду настаивать.
— Да ты что, я буду считать минуты, чтобы увидеть тебя с татушкой!
— Тогда ждём тебя в восемь вечера у нас дома. — и нажала отбой.

Когда я пришёл домой, она была уже дома и накрыла шикарный стол с разными закусками и напитками, гуляя по квартире в своём любимом белоснежном халате. Я спросил её, неужели она будет разгуливать в простом халате и просто скинет его. Она посмотрела на меня с хитрым прищуром, сказав, что меня и Витька ожидает сюрприз. Когда Витёк пришёл к нам домой, она ещё ходила в халате, но попросила нас пройти в столовую и сесть в кресла, а она пока оставит нас на пару минут. Прошло минут десять, и Ирка внезапно появилась перед нами в коротком бежевом платье до середины бёдер, на ней были чулки такого же бежевого цвета с широкой полосой наверху, а ножки были обуты в туфли с десяти сантиметровым каблуком. Она включила приятную музыку и стала плавно и сексуально двигаться под неё. Подойдя к нам, она приподняла подол до живота, обнажив узенькие белые трусики, еле прикрывающие лобок, бросив нам обоим:
— Вы хотите увидеть стриптиз? Тогда раскошеливайтесь, господа!

Мы удивлённо посмотрели с Витьком на неё, а Витёк несмело приподнял её подол и засунул ей под резинку трусов тысячную купюру. Я последовал его примеру, после чего Ира расстегнула молнию на платье, оно мягко сползло с неё на пол, и она, переступив через него, и светя белоснежным кружевным бюстгальтером, облегающим её упругую грудь, подошла ко мне и извиваясь всем телом, сказала:
— Тот, кто заплатит больше, сам снимет с меня мой лифчик. Она села мне на колени и с вызовом посмотрела мне в глаза.
Я достал две тысячные купюры и вложил в чашечку лифа, она слезла с меня и села на явно обозначившийся бугор Витька и поелозив на нём, спросила:
— Что предложит господин?

Витёк полез в штаны и достав три тысячные купюры, сунул их в другую чашечку. Она с вызывающей улыбкой посмотрела на меня и сказала ему:
— Ну так снимай же с меня лиф.
Он со страхом посмотрел на меня, но я ободряюще кивнул ему, и он облапив её грудь, как бы стал искать застёжку спереди, сжимая дынечки грудей. Затем всё-таки привлёк к себе и посмотрев на её спину, увидел застёжку и расстегнул её, освобождая от лифа. Когда перед ним замаячили прелестные мячики с золотыми кольцами, он не удержался и погладив их, поцеловал её соски и облизал их. Она погрозила пальчиком и встав с его колен, села ко мне со словами:
— Что теперь предложит мой муж?

Я просунул под резинку её трусиков пятитысячную купюру, а она, поелозив по моему члену попкой, слезла и села к Вите, теперь дразня его. Витёк достал две бумажки по пять тысяч и свернув, сунул ей в трусы. Она повернулась к нему задом и стала крутить попкой, заодно показывая татуху на спине. Витёк был заворожен красотой татухи и её манящим роскошным телом, застыв как истукан. Она бросила ему:
— Заплатил — так снимай с меня трусы. Он как зомби протянул руки и стал снимать её трусики. Стянув их до колен, он уткнулся носом в её лобок и освободил её от них, когда она перешагнула через них. Она повернулась к нему задом и предложила:
— Можешь потрогать. Татуха была нарисована так, что лапы тигра были на её ягодицах, и он, воспользовавшись её разрешением, поласкал её ягодицы и даже один раз сжал её попку чрезмерно грубо, истогнув у неё из груди стон.


Я молчал, завороженный этим стриптизом, а она повернулась к нему лицом, говоря:
— Потрогай и спереди, убедись, что я настоящая и я оденусь. В это время зазвонил мой телефон, взяв трубку, я выслушал настойчивое желание клиента проверить установленное вчера оборудование, так как оно заглючило. Договорившись о приезде, я чертыхнулся под конец и повернувшись к ним, сказал, что вернусь максимум через час, и чтоб не шалили без меня. Жена уже хотела нацепить трусики, и кинув их на кресло, пошла провожать меня в таком виде до двери. Дальше рассказ идёт со слов Витька. Проводив мужа, она вернулась в комнату и хотела одеться, но прозвучал дверной звонок, и она, думая, что это муж, открыла дверь, не смотря в глазок, и недовольно спросив:
— Что-то забыл?

А там стоял сосед — мужчина лет 40, и разинув рот от удивления, таращился на её голое шикарное тело с интимным пирсингом. Жена сначала была испугалась, но потом решила доиграть роль и шокировать соседа:
— Чего стоим? Я замёрзну сейчас.
— Мне нужна соль, дорогуша!
— Сейчас принесу! — и виляя попкой и показывая изумлённому соседу роскошную татуху на спине, пошла в кухню, взяла солонку и в таком же виде прошла обратно, вручив её впавшему в ступор соседу. Тот потерял дар речи, а Ира закрыла перед его носом дверь и вернулась в столовую.

Глядя на её волнующую фигуру, я заметил, что по её бёдру скатилась капелька, подумав, что она возбуждена до такой степени, что нужно действовать. Я встал и кинулся на неё, как голодный тигр, и без труда поймав, на руках отнёс в спальню.
— Что ты собираешься делать? — спросила Ира.
— Трахнуть тебя от души, пока нету Виталика!
— Мы же договаривались не шалить, а я не собираюсь ему изменять.

— Можно сказать, ты такая тихоня, и такая преданная жена, а кто же сейчас крутил жопой передо мной и соседом, давая мне спокойно полапать свои сиськи и жопу при муже.
— Так это я дала волю твои рукам при Виталике, а сосед просто подвернулся, ну я его и подразнила, а трахаться с тобой я не собираюсь.
— Может тогда сделаешь мне минет? — с надеждой спросил я
— Ни за что. Вот если ты мне сделаешь минет, я буду не против.
— А давай, чёрт с тобой.

Она легла на спину, раздвинув ноги так широко, как могла, а я присосался к ней, усиленно вылизывая все её соки. Она кончила так бурно, что немного описалась и лежала, широко открыв стеклянные глаза. Я испугался и положив голову ей на грудь, прислушался. Сердечко у неё билось так бешено, словно пыталось выскочить из груди, я не удержался и схватив её полные налитые груди, стал покусывать её соски. Она очнулась и со стоном сказала, что Виталик её так не ласкает, и первый раз кончила от оральных ласк. Она взяла в ладошку мои яйца и облизала головку моего готового лопнуть члена, но в дверь позвонили, я от досады выругался, а Ира стремглав побежала открывать. На пороге стоял Виталик, а рядом с ним сосед с солонкой в руках. Увидев её в таком виде, он покраснел и промямлив спасибо, ушёл к себе, а Виталик сердито сказал, что жена сильно распустилась и надо бы её наказать.

Я вышел из спальни уже одетый, а Виталик зло выпалил, что мы в его отсутствие наверняка  наставили ему рога, но я заверил его, что сделал Ире минет, а она мне не успела. Он немного успокоился и сказал:
— Раз так, то давай на пару оттрахаем её.
Я отказался, сказав, что мне стыдно будет трахать жену друга и ушёл, крепко пожав ему руку.
Через неделю я по своим каналам узнал, что в субботу Вероника придёт со своим Упырём на один корпоратив и дал знать Виталику. Тот сразу сказал, что Ира в это время будет сидеть в офисе и подгонять баланс, пока не закончит. Я подумал, что на этот раз надо точно узнать, Ира это или нет, и предложил Виталику что-нибудь придумать.

И вот мы уже сидим в сауне в большой комнате отдыха за длинным столом, ожидая появления Вероники. Собралось 30 человек, многие не в первый раз пялили Веронику, а Виталик несколько раз отлучался то в туалет, то ещё куда-то. Собравшиеся ещё до появления Вероники стали вытаскивать из стеклянной банки скрученные бумажки, на которых были указаны номера посетителей Вероники. Я и Виталик вытащили свои номера, но нам не повезло: он выбрал пятнадцатый, а я двадцать первый номер. Тут вошли Вероника и Упырь. Вероника обвела взглядом комнату и остановилась на мне и Виталике, в её глазах появился испуг, и она повернула голову в другую сторону. Упырь приветствовал всех и попросил «не портить внешний вид моего ценного товара и тем более не наносить увечья, в противном случае полагается штраф 50000 рублей, ну а в остальном делайте что хотите и как хотите, унижайте, оскорбляйте, но без травм. А теперь Вероника покажет тем, кто не видел её до сих пор, свой оригинальный пирсинг, а старым пользователям новую татуировку».

Он приказал ей подняться на стол, и раздеться. Она без слов поднялась на него и стоя на освобождённом от тарелок и бутылок месте, стала медленно снимать с себя одежду. Сначала она сняла блузку, затем короткую юбку. Снятую одежду забрал Упырь и звонко шлёпнул по её попке. Она осталась в красивом лифчике и трусиках, прикрывающих только её лобок. Медленно крутясь, она сняла лиф, оголив прекрасную грудь и пропирсингованные толстыми кольцами соски. Пупок же уже блестел золотым массивным кольцом. Толпа весело загалдела, и она под этот галдёж стянула с себя трусы, показав оригинальный пирсинг лобка и половых губ, и татуировку на спине, переходящую на попу. Я был не очень удивлён тем, что увидел — а увидел я татушку Иры, будучи уверенным в том, что Ира есть Вероника, но не хотел расстраивать друга, трахая её только как проститутку, а вот Виталик побелел и горящими глазами следил за ней. Он прошептал мне, что всё равно не верит, что это Ира и что ему надо с ней пообщаться для этого, но Упырь провёл её в другую комнату, предназначенную для секса, и сказал:

— Веселитесь, господа, согласно вашим номеркам.
Первыми пошли трое мужчин лет под пятьдесят, но физически крепких и с толстыми висящими колбасками. Через минуту оттуда уже были слышны характерные звуки безудержного группового секса, шлепки, мужские и женские охи, ахи и крепкая мужская ругань. На Виталике не было лица, и он тупо сидел и слушал отголоски оргии из этой комнаты. Эта троица вскоре вышла оттуда, довольно скалясь и хваля Веронику:
— Классная деваха, умеет работать всеми дырками.
— Когда я сунул в неё член, думал, что лопнул сочный персик
— А её жопа это чудо, прямо членоотсос какой-то.

Словом, понеслась долгая ебля Вероники, а мы с Виталиком с тяжёлым чувством налегли на пиво, пока не дошла его очередь. Он быстро зашёл к ней и отсутствовал около 40 минут. Выйдя, он прошептал мне, что это, скорее всего, Ира, но не колется. Хлопнув меня по плечу, он с мрачным видом сел за стол, и мы продолжили пить пиво. Когда настала моя очередь, я застал её лежащей на диване с усталым лицом. Она улыбнулась мне, сказав, что Виталик замучил её тем, что считает её своей женой. А я продолжил, добавив от себя, что это правда, в которой она не сознаётся. Она сказала мне, что думала найти поддержку в моём лице, но я такой же упёртый, как и он. Я ей ответил, что давно ещё понял, что она жена Виталика, но не хотел травмировать Виталика, тем более имея возможность трахнуть такую красотку как хочу, а не как Виталик свою жену, не трахая её в попку и редко балуемый минетом. А тут тебе и жена Виталика на блюдечке, эта соблазнительная девчонка, которую я мечтал трахнуть, и возможность такая мне предоставилась, причём можно смело оттрахать её как последнюю шлюху без зазрения совести. Я не церемонился с ней и приказал:

— Давай, Ира, сделай мне сначала свой фирменный минет.
Она изучающе посмотрела мне прямо в глаза и без слов стала сосать, массируя мои яйца.
— Молодец, Ирка, меня-то ты не обманешь, но сучка ты всё же блудливая ещё та!

Она молчала и старательно отсасывала мне, а я вцепился руками в её волосы, намотав на кулак и неожиданно резко потянул. Как я и думал, в моих руках оказался парик, а под ним оказалась голова шатенки. Я торжествующе закричал:
— Ну и блядь же ты, Ира. Не ожидал от тебя, хоть и думал, что это ты Вероника, но всё же сомневался. Зато теперь я могу оторваться с тобой, не боясь последствий, ты же просто шлюха, хоть и первосортная, а бедный Виталик до сих пор в это не верит.
— Если бы ты знал, что я пережила, ты бы меня не обвинял так жестоко, и не обращался как со шлюхой.
— Но ты же есть обыкновенная шлюха! Как же с тобой обращаться? Как с королевой? Извини, не заслужила. Что бы это ни было, ты долго водила нас за нос. Молодец, ничего не скажешь, а теперь настал час расплаты. Лучше молчи и дай мне нормально отъебать тебя.

Она замолчала, беззвучно плача, а я не обращая на это внимание, смачно трахнул её раком, сначала овладев киской, а затем и попкой. Попку я трахал очень быстро, доставляя ей сильную боль, и мне казалось, что мой член проникает в её желудок, а шлепки моих яиц об её пиздёнку добавляли масла в огонь моего желания. Я, в отличие от всех её трахарей, презик не одел, получая настоящее удовольствие от её горячих дырок, и кончил, накачав её попку спермой. Вытащив член, я спросил:
— Ирка, а как ты умудряешься трахаться в попку, не исходя говном?
— Делаю клизму.
Я заставил облизать мой член от спермы и её соков и пожелал терпения в предстоящей ебле и тем, как будет смотреть в глаза Виталику после всего случившегося. Она что-то хотела сказать и схватила мою руку, но я грубо вырвался от неё и ушёл.

Сев рядом с Виталиком, я сказал ему, что девку надо спасать, а он ответил, что нужен момент разговора Вероники с Упырём, а это, как назло, будет в самом конце. Я ему проговорил в ухо, что это ебётся его Ира, а не какая-то мифическая Вероника, поэтому пускай шевелит мозгами, как вытащить её отсюда. Он так посмотрел на меня, что я решил промолчать. Ну раз ему так хочется думать, я не буду помехой. А он зло бросил мне, что для этого нужны веские доказательства, каких у меня нет. Поумнев, я не стал его просвещать. Когда вечер стал приближаться к концу, он позвонил куда-то, коротко что-то сказав. Я и Виталик не стали трахать её снова, Упырь произнёс прощальную речь, после чего зашёл к Ире и пробыл там около пяти минут, выйдя, злой, как собака.

А Виталик позвонил ещё раз куда-то и через пару минут в сауну ворвались омоновцы. Бесцеремонно растолкав всех, они схватили брызгающего пеной Упыря и голую Иру, кинули ей её платье, которое она надела на голое тело, и уехали. А все оставшиеся быстро оделись и молча растворились в ночи. Я и Виталик поехали в штаб-квартиру ОМОНА, чтобы вытащить Иру, но Виталик вышел оттуда злющий, сказав, что её отпустили, и поймав такси, назвал адрес своей квартиры. Доехав за минут 15, мы поднялись к нему домой и позвонили в дверь, которую открыла Ира с заспанным лицом и в белоснежном халате. Спросив, где нас черти носили, она извинилась и сказав, что поздно, пошла спать. Я был восхищён её актёрским талантом, сверля её глазами.

— Вот видишь, сказал он, это не Ира там ебалась, она у меня хорошая и верная жена.
Видя его твердолобость, я снова промолчал и стал прощаться, но он не отпустил меня, постелив в столовой, а сам ушёл к жене в спальню. Утром меня разбудила Ира, пригласив к столу и нежно поцеловав в губы, прошептала:
— Спасибо, Вить, я твоя должница! — А я шутливо хлопнул её по попке и пожелал удачи, но чтоб больше не шалила, добавив, что мне будет приятнее вдвойне, когда она будет возвращать долги натурой.
— С большим удовольствием, твой член идеальный для меня и мне будет очень не хватать его, — увидев Виталика, она отошла от меня и пригласила на кухню.

Когда она пошла в ванную, Виталик рассказал, что поместил во всех помещениях сауны видеокамеры и предупредив об этом Веронику, уговорил её высказать в лицо Упырю всё, что о нём думает, что ей надоело быть его сексуальной рабыней, и что она уходит от него, а он пригрозил ей тем, что использует компромат против неё и опозорит её. Всё сказанное было использовано в суде против Упыря, его посадили на 15 лет с конфискацией имущества и всех счетов, а Вероника пропала без следа, после того, как начальник ОМОН-а отпустил её, а Виталик тщетно искал её следы... Прошёл месяц, как рано утром, в шесть часов, мне позвонил Виталик и сказал, что случайно увидел Иру, садящуюся в машину начальника ОМОН-а и проследив за ней, доехал до сауны, где они вдвоём пробыли до утра. Когда она приехала под утро домой, он выставил её за дверь, послав к чёрту, говоря, что предупреждал её, что в случае измены выгонит из дому. Я посочувствовал ему, после чего он отключился. Думая, что ещё смогу поспать, я лёг и еле задремал, как зазвенел дверной звонок. Посмотрев в глазок, я увидел зарёванную Иру (Веронику) и открыл её с недовольным видом.
— Ты чего это спозаранку?
— Витя, спасай, мне некуда идти, к родителям не могу, стыдно, а Витя выгнал меня, застукав с начальником ОМОН-а.

Я пригласил её войти, угостил кофе, апельсиновым соком и бутербродами. Она жадно налетела на еду и выпив кофе, поведала мне историю, из-за которой превратилась в Веронику. Хоть это и невероятно, но вот её история. Прошло несколько дней, как Виталик купил ей машину, и она почти доехала домой, как вдруг въехала в резко подрезавший её джип. Оттуда вышли двое мужчин — один из них Упырь, а второй его водитель и сказали ей, что она попала на крупные деньги, и чтоб сейчас же отдала их (речь шла о трёх тысячах долларов). У неё, естественно, такой суммы не было, тогда водитель залез к ней в бардачок, забрал права, документы на машину и сказал ехать с ними. Я отказалась, тогда Упырь позвонил куда-то и позвал ГАИ. Приехавшие гаишники о чём-то говорили с Упырём, подозрительно глядя на меня, и стали составлять акт и протокол о ДТП. Затем проверив меня на алкоголь, они каким-то образом нашли его в моей крови. Попросив открыть багажник, они обыскали сначала его, а потом салон машины, откуда вытащили подкинутые ушлым водителем Упыря незарегистрированный пистолет и несколько пакетов героина, составили акт о результатах обыска с понятыми и отвезли в участок, где меня долго мурыжили и допрашивали до утра. Но потом меня отпустили под залог и я вышла из участка сопровождении Упыря.

Упырь сказал, что заплатил за меня кучу денег — миллион рублей, а за то, чтобы её отмазать, он должен заплатить ещё столько, поэтому я должна буду отработать эти деньги. Я смотрела на него круглыми от ужаса глазами, прекрасно понимая, что он меня подставил, и спросила как. Он смеясь, сказал, чтобы не боялась, а тем временем отвёз к себе на дачу, раздел догола и трахнул сначала в киску, а потом и в попку. Потом он позвал кого-то, пришли двое мужчин, один из них был тот ушлый водитель, другой охранник, которые вдвоём оттрахали меня во все дырки. Теперь я свободна, изрёк Упырь, и показал в подробностях то, как меня трахали, в видеозаписи, а то, как я трахалась, не очень-то смахивает на насилие. Советуя держать язык за зубами, он сказал, что завтра за мной заедет машина и отвезёт в салон, где мне сделают пирсинг. Меня на следующий день отвезли в этот салон и сделали тот пирсинг на лобке, который ты видел. Потом он велел быть готовой в субботу и отмазаться у мужа до утра, что-нибудь придумав. Я, конечно, придумала предлог, а привезли меня туда, где меня трахнуло 50 мужиков, а ты и Виталик были в их числе. Как помнишь, меня там порвали, и я 10 дней залечивала рану. Потом была другая сауна, где вас не было, мне уже к этому времени сделали пирсинг сосков и пупка. Трахнуло меня там 30 мужиков. Ну а в третий раз я опять была с вами в сауне, но тут Виталик меня спас, а потом бросил из-за того, что застукал с омоновцем. Но он тоже использовал меня, пару раз привезя на ментовский междусобойчик, где меня всю ночь шпарили полковники и генералы. А потом он отпустил меня, проявив благородство и не дав фигурировать в этом деле, взамен потребовав, чтобы я раз в неделю трахалась с ним.

Я был растроган её историей и оставил жить у меня, естественно, трахая её в своё удовольствие. Всё омрачали её отлучки к омоновскому начальнику раз в неделю. Мы жили почти как муж и жена, не вспоминая про случившееся, как вдруг без предупреждения заявился Виталик и застал нас вместе. Он психанул, естественно, а я успокоил его кое-как, рассказав ему, что когда он выгнал Иру, она пришла ко мне, и я её приютил, не бросать же её на произвол судьбы. А когда она рассказала мне про приключившуюся с ней историю, я предложил пока жить вместе, а дальше будет видно. Она осталась, и мы сейчас как муж и жена, так что я бы не советовал её обижать, а попросил выслушать её историю, а потом думать о дальнейшей жизни.

Он в свою очередь объяснил о причине своего неожиданного прихода ко мне. Ему ночью стало совсем одиноко, и чтобы хоть как-то увидеть жену, он врубил запись с последнего посещения сауны, где я раскрыл её обман, обнаружив у неё парик, а цвет глаз она изменила при помощи дорогих линз. Она рассказала ему всё без утайки, Виталик был растроган до слёз и обнял свою жену, коря её тем, что не рассказала ему сразу всю правду. Она объяснила это тем, что боялась зе него, тем более Упырь грозил прикончить Виталика. Он стал целовать её и попросил оставить меня с ней в спальне. Я вышел, а они занялись страстным сексом. Когда они притихли, я зашёл в спальню и предложил Ире жить на два дома — то есть иметь двух мужей. Она подумала и спросила у Виталика его мнение, а он ответил, что не против, что я имею не неё столько же прав, сколько и он, приютив её в тяжёлое время. А она предложила один день проводить втроём, трахая её вдвоём, чтобы не стала просыпаться ревность и чувство собственности по отношению к ней. Так мы и живём, имея одну жену на двоих, пока не задумываясь о будущем и не афишируя это, а официально она сейчас жена Виталика.

P. S.

Виталик отмазал её от еженедельных встреч с ментом, пригрозив рассказать его жене про то, как он изменяет ей с Ирой. Тот быстро согласился, и у нас сложилась такая шведская семейка, в которой всем пока уютно и комфортно. Что будет дальше, жизнь покажет.