Жёсткие последствия женской наивности. Часть 2 / BdsmPro.ru

Жёсткие последствия женской наивности. Часть 2

2604
[cw_parts ids='44044,44046,44048']

Расстроенный донельзя, я приехал домой и стал просматривать видеозаписи, на которых жёстко и без затей жарили и всячески унижали Веронику. Я, естественно, не смог просмотреть всех и всё, что с ней творили, в подробностях, тем более записей было несколько, из разных помещений и в разных ракурсах, хотя если это можно было назвать порно, то оно было высшего класса: главная героиня была красоткой и покорно терпела боль и унижения, а сношающие её мужчины делали это с удовольствием. Я был сильно возбуждён увиденным, член рвал штаны, но мне было не по себе из-за не покидающего сознание чувства, что это моя жена и то, что через неё могло пройти столько ху... в, поэтому я перематывал записи, останавливаясь на особенно ярких моментах. Сначала ещё можно было смотреть с каким-то удовольствием на то, что творили с бедняжкой Вероникой, а потом всё повторялось, только участники были другие, да и жертва была уже не так свежа, превратившись в замученную куклу. Меня поразило то, с каким удовольствием трахал её Витёк, переворачивая Веронику и так, и эдак, поимев во все отверстия. Потом мне стало стыдно за себя, когда я трахнул её один, а потом с Витьком. Во рту появилась горечь от осознания того, что я предал свою жену, на двоих отодрав как шлюху, хотя понимал, что это не Ира, которая была в Волгограде и вероятно, ставила мне рога в это же время, ублажая своего шефа.

Следующим фрагментом, навсегда запечатлевшимся в моём мозгу было то, как её порвали трое мудаков, получая при этом кайф и несмотря на обильно кровоточащую попку, упорно драли её своими окровавленными членами. Зрелище было не для слабонервных, она была вся в крови и по её телу были видны резкие импульсы боли, сотрясающие её с ног до головы. После ухода трёх садистов она побрела в душевую и долго стояла, приставив душ к киске и попке, смывая с себя кровь и сперму этих ублюдков. Но я был поражён тем, как в компании Витька на пару отодрал истекающую кровью Веронику, раздавив её своей жестокостью и бесчувственностью. Я помнил тот момент, когда во мне боролись два чувства — жалость к ней и похоть к её красивому телу. Похоть почему-то победила и толкнула меня на на такой постыдный и жестокий поступок. Тех трёх козлов, порвавших её, ещё можно было оправдать тем, что она была для них чужим человеком, просто шлюхой, с которой можно делать что угодно, а я в разговоре с ней как-то проникся в её положение и сочувствовал её, а поступил как последняя мразь, растоптав её как человека, вдобавок копию жены, и мне хотелось провалиться сквозь землю. На фото изображена Вероника, уставшая и затраханная, но ещё не порванная.

Вот почему она не дала мне свой телефон, униженная и опущенная ниже плинтуса, и даже не хотела смотреть мне в глаза род конец. Мне всё назойливее стало чудиться, что я тогда так уничтожил морально свою жену — хотя, конечно, были два резких отличия во внешности — волосы и глаза, но особый тембр её голоса, то, как она двигалась, её кожа, запах пота, которым она пахла после секса, вишенки сосков, правда, измочаленные и сильно опухшие от настойчивых рук стольких мужчин, горошинка клитора, своеобразно опухающая после секса, и изгиб ягодиц. Вот сама киска была до моего появления уже так растрахана, что понять — она это или нет, было невозможно, — её малые половые губы были бордового цвета и торчали, вылезая из больших, да и само отверстие ануса было распахано и раздолбано, зияя огромной дырой с кровящими краями. Можно было попробовать на вкус её киску, но после стольких членов, побывавших в ней, я не осмелился на это. Был ещё один момент, который был запечатлён видеокамерами — Упырь подошёл к троим садистам и при прощании, когда рядом кроме них никого не было, настоятельно потребовал, чтобы они больше не появлялись на шоу с её участием, так как они перешли все границы и повредили очень дорогой товар — Веронику.

Я был настолько взбудоражен увиденным и уже настолько уверен, что это была моя Ира, что схватил мобильник и хотел позвонить жене, но она опередила меня и сообщила, что задержится в Волгограде на два дня, извиняясь за непредвиденную задержку. Я был рад голосу жены, но одновременно был очень зол, думая, что она врёт мне, и грубо спросил её, не изменяет ли она мне там. Она изменившимся голосом, в котором появился мороз, сказала что всё хорошо, и что она с шефом сейчас обедают в ресторане и позвонит позже. Пожелав ей приятного аппетита, я сделал то, чего никогда не совершал, доверяя Ире на 100% — позвонил на её работу и у секретарши как ни в чём ни бывало спросил, как можно найти Иру. Она спросила, кто спрашивает, а я ответил, что по поводу поставок канцтоваров. Она мне сообщила, что Ира в командировке с шефом и приедет через два дня. Надо же, — с огромным облегчением подумал я, — чуть было не усомнился в верности жены и мне стало стыдно из-за слежки за женой. Но теперь меня обуяла ревность к её шефу, который при удобном случае с радостью соблазнил бы мою жену, пользуясь своим положением. А чем не удобный случай — вот уже три дня, как они живут вместе в одном номере в чужом городе! Мои мрачные мысли прервал звонок будильника, напоминающий мне о необходимости ухода на работу.

Я сидел в своём кабинете и проверял поступившую аппаратуру, пока меня не отвлёк звонок Витька. Он спрашивал, как самочувствие, я сказал, что после этой ночи паршивое, а он про себя сказал, что устал, но давно так классно не проводил время. Я ему попенял, мол, не совестно ему было трахать порванную тёлку, а он ввернул, что неприятно, но он же не трахал её в порванную задницу, да и яйца-то надо было как-то опорожнить! Потом мы попрощались, но до этого я взял с него обещание позвонить, если узнает про следующее шоу с Вероникой, а он насмешливо спросил, не втюрился ли я, добавив, что я могу остудить свой пыл в объятиях своей жены, а ему, в отличие от меня, не имея такой красотки жены, придётся ждать, пока Упырь не объявит о появлении Вероники. Я ему с усмешкой выразил сочувствие, добавив, что красивых девок хватает, пускай берёт любую и отрывается, а то всё представляет мою Иру. А он позлил меня опять тем, что это прикольно — трахать доступную девку, так похожую на мою верную и неприступную жену. Чувствуя, что я закипаю, он всё превратил в шутку и обещал позвонить, как только появятся новости.
Этот и следующий день прошли очень тягостно — хорошо, большая часть дня проходила проходила на работе, где я окунался в неё с потрохами и даже нашёл то, что мне нужно — скрытые видеокамеры размером с головку булавки, отличным разрешением и прекрасным звуком. Стоило это удовольствие очень дорого, но я договорился взять в аренду на сутки за небольшие деньги и с гарантией возврата с моей стороны без брака.

Я так соскучился по любимой жене, что рвался встретить в аэропорту, но она позвонила мне, сказав, чтобы не ехал напрасно, так как её с шефом встретит водитель и развезёт по домам. И вот она наконец приехала, румяная, красивая, пахнущая как райская птичка, какими-то новыми духами, но уставшая с дороги и поцеловав меня в губы, пошла в душ «Смыть с себя дорожную грязь», — как она выразилась. Выйдя минут через двадцать в любимом белоснежном халате, она пошла на кухню, сварила кофе и разлив по чашкам, позвала меня к себе. Я спросил её, как слетала, как дела, а она коротко отвечая на мои вопросы, сказала, что соскучилась по мне, но очень устала и хочет поспать до утра, если я не против. А я смотрел на неё и всё думал — какой же я дурак, что усомнился в её верности. Это же другая девушка, скромная, интеллигентная, домашняя, а та, хоть и хорошая девушка, но без комплексов и всё-таки обычная шлюха, что бы там ни говорила про подставу и т. д. А я, подлец, изменил своей королеве с какой-то проституткой.

Пока я копался в себе, Ира уже спала, накрывшись одеялом и повесив халат на спинку стула. Я тихо откинул с неё одеяло, убедившись, что она как всегда спит голая и хотел обнять милую и нежную жену, но всё-таки  противная мысль, засевшая в голове, не давала покоя, и я решил увериться в её неправоте. Она свернулась в калачик спиной ко мне таким образом, что её манящие ягодички так и манили поласкать их, но я хотел другого, а именно, убедиться в том, что её анус не повреждён, как у несчастной Вероники. Это было нетрудно, потому что из-за её выпяченной попки прекрасно была видна родная дырочка заднего прохода. Она выглядела мило, как всегда, и даже не было опухшей, как в прошлый раз, и естественно, была совсем не похожа на дупло Вероники, но всё-таки это было не та сморщенная звёздочка ануса, — наверно, это из-за позы, — подумал я. Мне не спалось рядом с такой голой красоткой, но и будить её не хотелось, поэтому я не трогал её и охранял её сон. Через какое-то время она повернулась на спину, бесстыдно раскинув ноги и руки. Её киска была прикрыта лепестками, а соски так и просили присосаться. Я не выдержал и облизал правый сосок, бывший ко мне ближе, и заметил, что он более пухлый. Внимательно присмотревшись, я к своему ужасу, заметил, что в нём сделано отверстие. Вглядевшись в правый сосок, я заметил там такое же отверстие. Вспомнив про обещание Упыря сделать пирсинг сосков и пупка Веронике, я посмотрел на пупок, и, о ужас, увидел там свежее красное отверстие. Я был в шоке — всё-таки, это мою жену драла куча мужиков под началом Упыря!!! Только она же была рыжая и зеленоглазая, да и очко у неё было раздолбано, а моя жена вот она, синеглазая шатенка, с нормальной дырочкой в попке, к тому же только прилетела из Волгограда.

В моём воспалённом уме промелькнуло столько бредовых мыслей, что я чуть не слетел с катушек. Когда она проснулась, то поцеловала меня в губы и спросила, что не так, а то я выгляжу как зомби. А я был очень зол и выпалил:
— Как ты выдержала стольких мужиков? Немудрено, что устала после этого.
— Ты опять за своё? Хочешь, чтобы мы поссорились?
— А нахрена ты проколола соски и пупок?
— Для тебя, дурачок! Только я хочу с тобой выбрать украшения для пирсинга.
— А что, Упырь тебе не подберёт их?
— Ты совсем сбрендил? Какой ещё упырь?
Видя, что ничего не срастается, я извинился, и сказал, что видел дурной кошмарный сон.
— Тебе надо отдохнуть, дорогой!
— Да нет, просто испереживался по тебе, вот и лезет всякая хрень в голову.

Она, к моему удивлению, не обиделась, а уложила меня на спину, вытащила из трусов уже возбуждённый член и облизав снизу доверху, стала делать мне минет. Я был вне себя от радости и счастья, а два дня воздержания дали о себе знать, поэтому я не мог долго терпеть эту сладкую пытку и думал, что наконец, сегодня кончу в рот Ире, но она почувствовала приближение семени и стала нежно массировать мой член, пока я не отстрелялся на свой живот. Ира сказала, что это во мне говорит спермотоксикоз — вон сколько семени вылил, и посоветовала сбрасывать напряжение, а не носить в себе, травмируя жену. Я был подавлен своими подозрениями и её благородством, а она накинула халат и быстро сделав яичницу на двоих, пригласила к завтраку. Потом мы разбежались по своим работам, а после работы я купил ей красивое кольцо с аметистом для пупка, а на соски взял просто два золотых кольца. К этому прикупил букет красных роз и бутылку шампуня. Придя домой, я её не застал, и пока её не было, накрыл стол, поставил шампунь с двумя бокалами, рядом поставил две красивые аромасвечи и стал ждать её появления. Она пришла через полчаса, грустная и без настроения. Я пригласил её на кухню и предложил выпить за примирение. Она посмотрела на меня с блестящими глазами и крепко поцеловала взасос. Я открыл шампанское и разлив в бокалы, поднял тост за самую красивую жену в мире. Она нежно посмотрела на меня, выпила до дна и повела меня в спальню.

Всё происходило быстро и без слов, пока она разделась догола и раздела меня, опрокинув на спину и присосавшись ко мне жарким поцелуем. Я долго ждал примирительного секса и перевернув её на спину, одним толчком вошёл в её киску, работая в быстром темпе. Она кончила через несколько моих толчков и лежала, смотря мне в глаза своими синими глазами, а я буравил её лоно, пока не слил в неё семя. Полежав с минуту, она пошла в душ, а я достал коробочки с кольцами и спрятал под своей подушкой. Когда она легла на кровать, я приник к её животику и стал нежно целовать, держа в руке кольцо. Я попытался надеть его, и у меня это получилось, но я доставил ей боль. Она встрепенулась и посмотрела на уже украшенный золотом и аметистом пупок. Она сказала, что у неё самый хороший муж в мире, а я уложил её, когда она хотела встать и полюбоваться на себя в зеркало. Достав другую коробочку, я осторожно и не спеша вставил удивлённой жене в соски золотые кольца. Она нежно поцеловала меня и побежала к зеркалу, а я любовался изгибами её прекрасного тела. Когда она повернулась ко мне, прощебетав про красивые подарки, заметила мой вздыбленный член и проговорила:
— Мой муж так сильно соскучился по своей жене?!
— О да, любимая, иди ко мне. Занимались мы сексом как вначале знакомства, страстно и самозабвенно, заснув под утро.

Мир и покой вернулись в нашу семью, пока однажды Витёк не позвонил мне и сообщил, что меня и его однажды кинули, не позвав на очередное шоу с Вероникой. Его друзья как всегда расхваливали то, как оторвались с этой великолепной тёлочкой, и что на этот раз она пришла с пирсингом в сосках и пупке. Я спросил его, не случилось ли чего-то снова с ней, и сколько было человек. Он ответил, что человек было около тридцати и ничего такого жестокого с Вероникой не произошло, тем более Упырь предупредил всех, что за порчу его девочки назначен штраф в 50000 рублей. Он завистливо пробубнил, что профукал такое событие, а я каждый день наслаждаюсь своей женой. Пожелав ему везения на следующий раз, я сказал ему, чтобы держал ухо востро, дабы не прозевать следующий выход Вероники в свет. У меня опять защемило под сердцем — проснулись подозрения о том, что Ира — это замаскированная Вероника, хотя и трудно в это верилось. Я начал вспоминать, когда жена приходила поздно за последнее время и остановился на двух днях — прошлых пятнице и субботе. Перезвонив Витьку, я спросил его, когда вышла в свет Вероника, и он сразу сказал, что дело было прошлой субботой.

Я был в хороших отношениях с секретаршей шефа жены, и поэтому позвонил и спросил её, а не может ли она выслать мне фото с их субботней вечеринки. Она хитрым голосом ответила, мол, больше интересуют фотки жены, и я ответил утвердительно. Взяв у меня адрес электронной почты, куда можно скинуть фотки, она попросила подождать немного. Я поблагодарил её и снова убедился в тщетности своих подозрений. И вот появились фотки, где она танцует с разными хмырями и шефом. На ней было короткое обтягивающее платье с вырезом на бёдрах и широким вырезом декольте. Под этим декольте лифа не было в помине, поэтому взгляды мужчин тонули в её голых сиськах. А шеф на одном фото двумя руками нагло облапил попку Иры, да ещё и так смело, что видно было, что она стоит на цыпочках, прижатая к его паху. На другой фотке она сидела в кресле, немного раздвинув ноги, и между ног отчётливо был виден треугольник белоснежных трусиков. На следующей фотке пейзаж был ещё круче: шеф пил на брудершафт с Ирой, левой рукой держа за попу и целуя её взасос, причём на всех кадрах не было даже тени сопротивления жены таким недвусмысленным ухаживаниям.

Я злой ждал жену, которая пришла сегодня вовремя и с порога нарвалась на меня. Я сказал ей, что она вообще потеряла стыд и позорит меня уже открыто, и судя по всему, не раз наставила мне рога. Она побледнела и спросила, в чём дело, и я швырнул фотки ей в лицо. Она заплакала и стала просить прощения, объяснив это тем, что ещё в офисе проиграла шефу партию дурака и должна была выполнить три его желания, а он на вечеринке велел станцевать с ним и не рыпаться, когда он будет её лапать, следующее желание было — поцелуй взасос, а третье — она подошла к кому-то из его важных знакомых, повернулась к нему задом и подняв подол платья, оголила свою попку и покрутив перед его носом, опустила подол и как ни в чём ни бывало, села на своё место. Я был в шоке от её слов, а она плакала и умоляла простить. Я заорал на неё, что если узнаю, что она там на работе изменяет мне или успела изменить, то вылетит из моей квартиры как пробка от шампанского, про развод я уже и не говорю. Я был с одной стороны зол на неё за её глупые проступки, а с другой — убедился, что не она ублажала 30 мужиков на последнем шоу.

Кровь ударила мне в голову, и от злости я залепил ей такую звонкую оплеуху, что она улетела на кровать и скатилась на пол, с глухим стуком ударившись головой. Она упала и лежала не двигаясь, а я подумал, что наделал делов и стал тормошить её. Она потеряла сознание от мощи моего удара и последующего удара головой о пол, но пришла в себя и умоляюще смотрела мне в глаза. Я расцеловал её мокрое от слёз лицо и клялся ей в любви, а она просила прощения за свою глупость и распущенность. В общем, я опять раскошелился на подарки, а она попросила сделать себе татушку на спину. Я был против, а она сказала, что видела одну в салоне и мне понравится. Уговорив меня, мы на следующий день (была суббота) пошли в этот салон, в котором работал молодой симпатичный парень с татушками по всему телу и замысловатой причёской. Он показал нам ту татушку, которая нравилась Ире, и я согласился на неё. Татуха была на всю спину с изображением Дракона, который душит тигра и готовится его убить. А передние лапы тигра должны были находиться у неё на попе, о чём я недовольно спросил паренька. Тот подтвердил мои опасения, и я уже хотел запретить ей эту идею, но он сказал, что сам гей по ориентации, так что Ире ничего не грозит. Я успокоился и спросил, за какое время он сделает эту татуху, и он ответил, что через неделю будет готова. Она упросила меня начать сегодня, а я тогда предложил баш на баш. Ира удивлённо посмотрела на меня вопрошающе, а я на ухо шепнул ей — сколько дней будет делаться татуха, столько раз она делает мне минет. Она лукаво посмотрела на меня и прошептала: Хорошо.

Мастер отвёл её в комнату и предложил раздеться догола и лечь на специальный топчан на живот. Придя через минуту, он без каких-то эмоций стал колдовать над её спиной, совершенно не смущаясь её обнажённости и моего присутствия. Мне надоело пялиться на этот процесс, поэтому узнав у мастере тату, что ещё надо будет подождать около двух часов, оставил жену в салоне, сказав, что приду через 2 часа и пошёл в пивной бар, где за это время посмотрел «Трансформеры 2» и выпил четыре бокала пива. Я бы посидел там ещё, но надо было забирать жену, да и интересно было посмотреть на дело рук мастера. Её спина выглядела устрашающе, вся в крови и ничего красивого я не увидел. Паренёк, видя на разочарование в моих глазах, поспешил успокоить меня, заявив, что так оно и должно быть, и только через неделю я не смогу налюбоваться на спину жены. Приехав домой, я прямо в коридоре попросил жену выполнить своё обещание. Она кивнула головой и пошла в спальню, а я в ванную — подмыл свой член и без трусов пошёл к ней. Она обрадовала меня, приступив с радостью к минету, делая его как-то по другому, более раскованно и со смаком, от чего я уже был готов выстрелить, но вдруг прозвенел дверной звонок, я чертыхнулся и говоря ей, чтобы не уходила, пошёл к дверям в трусах.

Через глазок я увидел Витька, думая, какой леший его принёс, но пришлось открыть. Он подозрительно посмотрел на мой прикид и спросил, чего это я раздетый, а я как было, так и ответил, дразня его, — жена делала мне минет, а тут ты, поэтому посиди малок в гостиной, мы выйдем через пять минут. Он покрутил пальцем у виска, но прошёл в столовую, а я бегом в спальню. На вопрос, кто это, я сказал, что Витёк, но он подождёт нас. Она спросила:
— Ты что сказал ему?
— Что ты сосёшь у меня.
— И как я посмотрю ему в глаза?
— Ты моя жена, а все жёны сосут у своих мужей, так что не бери в голову, милая.
Она недовольно глядя на меня, взяла мой ещё не опавший член в рот и стала страстно сосать и массировать яйца. Я был так возбуждён, что мощно выстрелив ей в рот, а она не ожидала этого и проглотила первую струю, достав изо рта мой член, но я сунул его ей снова в рот со словами:
— Ты уже проглотила сперму, так что давай глотай дальше, милая. — Она послушно глотала всё прибывающую сперму, но её было так много, что она не успевала всё глотать, и она стекала из её рта на грудь и живот. Но вот запасы спермы иссякли, и мы пошли к Вите, а Ира вытерла рот и подбородок, забыв о том, что спермой заляпана и её грудь.

Я ей ничего не сказаль про это, и она как ни в чём ни бывало запахнула халат на голое тело и со мной пошла в столовую. Витёк сразу заметил её обспермленную грудь и показал ей глазами на её грудь. Она посмотрела туда и вспыхнула от стыда, покраснев как рак, и скрылась в ванной. Мы оба посмеялись над ней, а она зло проговорила мне, что я позорю свою жену. Я отшутился, попросив Иру накрыть на стол, она пошла на кухню и стала резать бутерброды. Витёк напросился помочь ей, я был не против и стал смотреть телек, пока они там болтали и готовили закуску. Вдруг раздался крик Иры, и я поспешил на кухню. Ира стояла пунцовая от стыда с распахнувшимся халатом и с тарелками в руках, а Витёк стоял с открытым от удивления ртом и пожирал её глазами, а ведь там было на что поспотреть: кроме оголившихся прелестей жены, в её сосках и пупке красовались золотые кольца, а лобок и верх половых губ был опоясан двумя рядами пирсинга в виде золотых колечек, как у Вероники.

Витёк потерял дар речи, а Ира поставила тарелки на стол и убежала в спальню. Я тем временем отвёл Витька в столовую и посадив на диван, спросил:
— Ты что, голых баб не видел или моя Ирка такая страшная?
— Наоборот, твоя Ирка для меня идеал красоты, и ты это знаешь прекрасно, просто она с её интимным пирсингом на лобке напомнила мне Веронику, а твоя ещё окольцевала свои соски и пупок! Красивая девка, просто нет слов. Только зачем ей это, она и без этого красотка!
— Спроси у неё. А теперь она делает себе татушку на спину и попу.
— Ни хрена себе! А я смогу заценить её?
— Ты, браток, смотрю, наглеешь!
— Да ты не думай, просто хочется посмотреть на эту красоту!
— Чёрт с тобой, только проси у Ирки, если она не против, устроим ей смотрины через неделю.

Ира подкралась к нам незаметно и неожиданно положив руки нам на плечи, спросила, о чём это мы так шепчемся.
— Витёк увидел тебя и твой интимный пирсинг и до сих пор облизывается как кот на молоко, а узнав, что ты делаешь себе татуху, вообще обезумел и просится на смотрины, ну а я ему втолковал, что если ты не против, то через неделю пускай снова облизывается, всё равно ему ничего не светит.
— И ты не против, если я покажу ему её?
— Ну ты же показала свой перед, почему же не показать свой зад, он ведь ничем не хуже?
— Ну раз ты трактуешь это так, то я тоже не против, но только демонстрация, больше ничего.
— Да, конечно, Иришка, ты же жена моего друга, поэтому я не могу подумать о большем, вернее, думаю, но и только. Можешь быть спокойна, я не стану обижать тебя.
— Ладно, но я сообщу тебе потом, так как не знаю точно, когда будет готова татуировка. Мы классно провели время втроём, пока не наступила полночь. Витёк откланялся и поблагодарив за тёплый приём, вызвал такси и уехал домой.