Жестокость мести

550
Было прекрасное утро весны. Выйдя из дома я почувствовал утренний аромат цветения абрикоса. Настроение приподнятое именно из-за предстоящей командировки. Она сулила новый виток деятельности их и так не очень удачной фирмы, последнее время мы не могли похвастаться большим доходом. Я, не очень удачный бизнесмен. Вот уже несколько месяцев пытаюсь поднять со дна фирму. Постоянная нехватка денег вносила свои поправки в семейную жизнь. Настя постоянно корила меня несостоятельностью. В прошлом парикмахер, она после рождения детей была без работы. Хотя, если честно, она не очень стремилась опять устроиться в салон. Всю заботу о заработке взял на себя я, надо признать доходы были минимальны. Вставал я рано вот уже которую неделю. Была халтура в цеху фирмы. Вот и теперь, я свежим утром направлялся на добычу денег. На выходе двора меня ждал компаньон на своем недавно купленном, но старом Форде. Вот на этом «монстре» нам предстояла поездка в другой город. Виталий стоял у машины с удрученным видом. — Сильно течет масло, я увидел только утром.
С этими словами он кивнул в сторону двигателя машины. Под ним явно проступало темное пятно. Решили заехать на станцию недалеко от моего дома. Поднятая на подъемник машина представляла из себя сгусток металла обильно смазанного маслом будто сковородка после жарки, только с той разницей, что тут жир имел вид растопленного асфальта. — Часа два можете погулять. Уныло пробубонел мастер указывая на картер двигателя, где виднелась трещина со сколом. — Пошли ко мне, переждем. Предложил я Виталику. — Не, я тогда сбегаю к сестре, одолжу денег. С этими словами он направился к остановке автобуса. Было двоякое чувство, когда я возвращался домой. С одной стороны жаль, что немного сорвались планы, а с другой, сейчас завалюсь под бочок жены, дочка уже в школе... Подходя к двору ясно услышал: Толя, стой. Толя, стой! Но это будто где то далеко. Не на самом деле. Померещилось. Лифт с скрежетом распахнул двери. Странно. Ключ не проворачивался в замке. Странно. Значит дверь на защелке. Придется звонить и будить Настю.
Звонок. Еще. Еще. Да что там такое! Приложил глаз к выпуклому стеклу глазка. Там явно какое-то движение. Свет в глазке мигает. Движение есть. Настя открыла дверь поправляя волосы. — Ты чего вернулся? Что случилось? Вопросы будто на автомате. Я уже настороженно окидывал взглядом прихожую. Туфли, брюки... — Может ты сразу сходишь за дочкой в школу? Она нервно поправляла волосы. — С чего это? Еще несколько часов занятий. Голос дрожит. У меня движения стали резче. Черт, а че я психую? — А я не одна...
Да я это уже понял девочка, понял! Отодвигаю ее, двигаюсь к спальне оглядывая кухню. В пепельнице дымит пара окурков. Коньяк, две рюмки. Пытаюсь открыть дверь спальни. Заперта изнутри. Дергаю ручку, еще, еще... — Кто там? Кто!!! Чувствую, начинаю вскипать, как когда-то в армии, во время драк... Трусит всего. Она стоит передо мной в цветастых, облегающих лосинах. Желтая майка не менее плотно облегает груди. Глаза будто два озера готовых выплеснуться с берегов. Испуг, паника, руки прижаты к груди. Глядя на нее я кулаком разбиваю рифленое дверное стекло. В обрамлении падающих осколков вижу его. Он стоит плотно прижавшись к стене завернутый в полотенце. — Епаный...
Произнес наш сосед, Саша поднеся ладонь к глазам. Сосед. Сосед, которого я недавно возил на фирму в надежде на его помощь по бизнесу. Сосед, который будучи старше меня мог подсказать, как мне казалось, выход из моего положения. Саня, которому я рассказывал про все свои невзгоды... Воспользовался, сука!!! Повернувшись к ней я хотел ее разорвать. Буквально! Но только с силой рванул с нее лосины. Под ними не было трусиков. Соседушка попытался протиснуться в прихожую к своей одежде. Я толкнул его обратно. Он кулем плюхнулся на кровать. Взяв в охапку волосы благоверной втолкнул ее в спальню. — Ррраздевайся, сучара! — Так, успокойся! Я не буду. Нет! Успокойся пожалуйста! — Ну и пошли на... й!
В голове каша! Почему? Как? Что?... Хватаю вещи, сумка. По руке течет кровь. Боли нет. Пачкаю пол. Вытряхиваю с полок свое белье. Потом вынимаю зачехленное ружье из шкафа. С ним я в этот дом пришел, с ним и уйду. Так, что еще? — Толя остановись, куда ты? Зачем? Ну подожди!! — Ты, что тварь влюбилась? Он тебе платил?! Зачем я это спрашиваю? Это имеет сейчас значение? Все уже произошло! Все! Все! — Толян я все объясню... Пробубнил он протискиваясь между мной и стенкой. — Нееет! Это тебе спасибо, что помог выявить блядь в семье! С этими словами я хлопнул дверью и с вещами стал спускаться по парадной лестнице. Ноги несли меня прочь в низ на воздух. Душно. Тяжело. Дурак! Сука! Бл... дь, ну почему?! Вывалился из подъезда, быстро пошел... Куда? Я? Я?... Стоп!!! А почему собственно... почему я? Они там, а я один? Жесткая, вспышкой проявившаяся мысль обожгла голову. Да! Надо так! Сука получит сполна! Потом посмотрим. А сейчас так и только так. Решение пришло и я уже развернувшись несся через две ступеньки наверх. Распахнул дверь. Этот уже успел одеться. Настя сидела на диване. Господи, я же знала, что это добром не кончится. Дура! Надо было раньше думать. Дура! Дура! Еще когда во время танца в кафе Сашка сказал, что хочет меня. Ооо, я не безразлична ему. Какие слова он шептал! Я почувствовала себя женщиной. Толик последнее время вообще не уделял мне внимания. А тут... !. Я с дуру сказала, что согласна. На следующее утро, сказав Толику, что пойду к соседке, отправилась к Сашке в первое парадное. Зайдя в его квартиру поняла, что он не ожидал от меня такой решимости. Я сама от себя не ожидала этого. Он продолжал стоять в прихожей, а я уже снимала джинсы. Он трахнул меня несколько раз. Его член был намного внушительней чем у мужа. Не скажу, что это больше доставляло удовольствия, но ощущения были другие. Мы встречались еще несколько раз. Я демонстрировала свое умение, он свое. Потом этот гад так засадил мне в попу... я думала порвет все. Но на второй раз мне даже понравилось. Несколько раз он кончал мне в рот и я глотала! С Толиком всегда выплевывала сперму, а тут подумала, что может это не понравится Сашке и глотала. Толик в этот период хотел со мной близости, но я так выматывалась с Сашкой, что находила любой предлог для отказа. По утрам, когда Толя уходил на свою фирму, я звонила Сашке и мы после того, как дочь уйдет в школу куролесили. Он говорил много ласковых слов в отличие от моего мужа. Я чувствовала себя настоящей женщиной. Только понимала, что поступаю подло и уже решила — сегодня, последний раз и это прекращаю! Прекратила! Что теперь будет?! Толька бешеный. Господи, пусть все обойдется! — А знаете я передумал. А ну, пошел отсюда на... й! С этими словами я взял за шиворот котяру и выволок этот куль говна за дверь. Он, слава богу, не сопротивлялся. Пытался застегнуть рубашку с которой половина пуговиц рассыпалась по парадному. Я, припер его к стенке, начал говорить прямо глядя в расширенные страхом глаза. — Слушай, сука, меня внимательно. Сейчас летишь в магазин. Берешь бутылку конины и бутылку водяры. Ты, тварь... ! Я буду разбираться с этой сукой. Ты мне теперь должен, понял?! Потому поможешь это сделать! В его глазах страх сменился ужасом. — Да ты не бзди, не убивать же ее я буду. Она захотела ебли, она ее получит. Только такую, какую я закажу. Ты придешь, как бы для примирения. По ходу сообразишь.
Внушить должен ей только одну мысль, что я в данный момент невменяем, ты меня боишься и советуешь делать так, что бы меня не выводить из себя. А у меня будто сорвет крышу. Сыграем спектакль. Потом вздрючим эту суку в две узды до дыма в дырках. Она, сучара, этот день у меня запомнит на всю жизнь! Я говорил с придыханием. В висках стучит. Реальность происходящего где то далеко. Сердце колошматит. Душно. Ну, понял он или нет?! Сука, взгляд такой, будто я его сейчас зарежу. — Все, давай дуй! Во влип! Захотел, козел свежего тельца! Не, ну она конечно телка классная, только этот Толик слывет бешеным. Говорят людей мочалит со всей дури. Блудить было приятно. Теперь отвечать! Было конечно классно. Давно я молоденькое мясцо не драл, а тут сама на ху... прыгнула! Ну, классно было! И вот, бля... Ладно посмотрим, что будет. Хух!
Когда она впервые зашла утром, вся свежая и готовая ко всему, я даже опешил. Она в буквальном смысле первый раз сама меня трахнула. Запах ее тела пьянил. На следующий день я был у нее. Она легла расставив ноги и попросила поцеловать в писю. Я чуть поиграв языком быстро влез на нее и засадил. Ох и стонала сучка. Я знай нес ей ласковую чушь, упиваясь собственным кайфом. Засаживал ей во все дыры. Эх, классно поебался. Что теперь. Этот мужик в таком состоянии может и убить. Может не идти? Ну его нах... ! С другой стороны, все равно деваться некуда. Ладно может нажремся спиртного и все обойдется. Что будет, то и будет. Главное пока успокоиться и посмотрим. Мля, но идти все же не охота! Так, что он сказал? Конина и водка. Я вернулся в квартиру. Она сидела и взглядом ловила мои глаза. А, я... Я, не спеша начал расчехлять ружье. Щелкнув цевьем вышел в коридор и вернулся в комнату с патронташем. В висках ухало. Настя широко открытыми глазами и молча наблюдала мои приготовления. Я вынул два патрона и сосредоточенно, стоя прямо напротив нее вогнал в патронники заряды. Сухо щелкнул замок оружия. Стоял напротив дивана, она неотрывно глядя на меня сидела уперевшись двумя руками в диван. — Ну, что тварь. Теперь все. Ты сука. Ты думаешь он тебя выебал? Он, тварь, выебал всю нашу семью! Ты понимаешь, что сделала? Я постепенно переходил на крик. Заводился. Тряся перед ней ружьем, с искаженным лицом, стоя на осколках дверного стекла. С руки капала кровь пачкая оружие, брюки, пол. Я говорил еще много, будто вбивая гвозди, старался оскорблениями нанести ей побольше душевных ран. Она сидя обхватила голову руками смотрела в пол. — Я тебя, тварюка, за все это убью, тварь!!! Блядь!
Наведя стволы в спинку дивана я выстрелил. Оббивка разорвалась вздымая облако пыли и ниток. Для меня это было удивительно. В стволы я вставил холостые. Видно сила порохового заряда была достаточна, что бы на коротком расстоянии порвать плотную ткань. Она с широко открытыми глазами и ртом замерла будто выстрел достался ей. Не отрывая от нее взгляда я открыл ружье и дымящаяся гильза вместе с другим патроном упала на пол. Не торопясь я перезарядил. Благо дело холостых у меня было много, снарядил для знакомого сельского сторожа. В последнюю охоту он попросил для местной басоты повадившейся к нему на овощехранилище. Конечно эти нюансы для Насти были не известны. В дверь позвонили. — Иди открой. Хотя нет. Сиди. Я сам. На пороге стоял он. В руках были бутылки. — Ты чего сука пришел, не доебал?
Я нарочито громко задал вопрос и кивнул приглашая зайти. — Я это... Ну, давайте по цивильному поговорим, обсудим! Я кивал ему показывая продолжать. — Давайте объяснимся, взрослые же.. Его взгляд не отрывался от ружья в моих руках. Бздит гад. Ну не бзди, из-за такой мрази я в тюрягу не сяду. Много для вас обоих чести. Я протолкнул его в комнату. — Ну и ладно значит судьба завалить обоих Я стоял спиной к Насте поэтому подморгнув и кивнув головой Сашке, дал понять направление разыгрываемого спектакля. — Накрывай на стол и неси посуду! Толкнул в плечо стволами Настю. — Водяру давай сюда, в кои веки бухну напоследок. С этими словами я отобрал водку у него. Настя вышла на кухню. Сашка последовал за ней. Я слышал, как он шепотом быстро ей, что-то говорил. Она на него шикая, тоже шептала рассказывая о происшедем в его отсутствие. — Вот видишь... Надо слушать... Подождать... Напоить... Потом посмотрим... Успокоить... Он не в себе... Всего ожидать... Не злить...

Может убить... Состояние аффекта... Раздавались обрывки фраз. Я быстро вышел в ванную, откупорив бутылку, вылил содержимое в рукомойник прополоскав остатками рот. Открыл кран и наполнил пустую бутылку. Пока шла вода поймал себя на мысли, что делаю это уже в том состоянии в котором охотник наблюдает за подлетающей на выстрел уткой. В состояни контролируемого возбуждения. Быстро покинув ванную я сел на кресло напротив дивана. Вошли неся три стакана. Он откупорил бутылку. — Толян, я понимаю твое состояние, но мы взрослые люди. Давайте по цивильному разберемся. С этими словами он разлил коньяк в стаканы поровну, а мне протянул пустой. — Я буду с горла. Ну зачем этот дурак вернулся? Толик действительно пьет? Дурак. Боже, что он так размахивает ружьем? Только не раздражать его, не раздражать и он не выстрелит! Сашка прав. Надо сейчас делать все как говорит Толик. Может он действительно напьется и с непривычки уснет. Какая я дура! Ведь Толька хороший, я тварюка! Все, надо делать как он сейчас хочет. Толичек буду слушаться. Толя, Толя, Толичка! Буду пить, ладно. Его это успокоит. Потянуть время. Боже, ну что же я наделала. Он сам не свой. Господи, главное его сейчас не раздражать! Страшно! Откинувшись на спинку кресла я видел смятение Насти. Ее взгляд был направлен в пустоту перед собой. Казалось все происходящее ее не касается, состояние ступора это тоже своеобразная защита психики. — За что пить будем, за раскрытие бляди или за кончину семейной идиллии? Я поднял бутылку глядя в глаза своей жены. Она перевела взгляд на меня. В глазах омут. — Понял, тогда за кончину семьи. Три смачных глотка из бутылки. Черт, как хотелось оказывается пить. Они смотрели на меня держа стаканы. Оба знали, что я никогда не пил крепких алкогольных напитков. — Я не понял, вас не устраивает тост или моя компания? Быстро суки, пьем до дна! Развернутые в их сторону стволы, тон, да и мой настрой в ситуации заставили их вспомнить для чего они держат стаканы. Сашка опрокинул свой одним движением. Этот отставной кагэбист последнее время начал спиваться. С мешками под глазами и сальными губами он напоминал алкаша у которого появился повод для выпивки. Настя выпила с натугой. Поперхнувшись поставила стакан на табурет. — Ты хоть лимон в холодильнике возьми, а то противно смотреть на твое питье. Она посмотрела на меня стекляным взглядом и молча ушла на кухню. — Слышь, мачо. Для тебя думаешь конина? Ты свой стакан держи в руке и закрывай пальцами. Себе наливай чуть-чуть. Через пальцы не видно, а ей плескай в норму. Он рукой показал, что понял. Настя вошла с тарелкой нарезанной колбасы и лимоном на блюдце. Странно. Настя сказала, что он не пьет. А он вон как с горлышка водяру хлещет. Может упьется и вырубится? Блефует поди насчет ее наказания. Хочет просто покуражиться. Ну пей, сокол, пей. Мне главное заставить и эту дуру пить. Ведь из-за ее упрямства он с пьяну может и башку отстрелить. Не, во влип я козлина! — Наливай! Я отхлебнул из горлышка немного поперхнувшись. Она смотрела на меня вопросительно и с удивлением. Он, как я и сказал, зажал свой стакан в руке и чуть плеснул в него. Насте было налито опять чуть меньше половины стакана. — За прекрастный исход гиблой ситуации! Я сделал два смачных глотка. Сашка выпил свое опять одним махом и нельзя было понять какую порцию. Настя пила кривясь. Опустив стакан быстро потянулась за лимоном. — Как же так, ребятки вы меня прокинули. Я лошара, до сих пор верил в дружбу, любовь, жену, друга... не, соседа. Вы суки, в один миг все сломали. Не... не вы... ты сучара. Ну ладно он, кобелина, а ты? Чем он тебя взял? Деньги давал? Сомневаюсь в этом рокфеллере с васюковки. Трахается хорошо? Допускаю, но для этого надо сначала к пизде допустить! Тогда можно сравнивать... Так, что ты блядь по натуре оккказыввается. Я начал заговариваться, будто на меня начала действовать водка. — А если так то может прервем эту сучью жизнь? Поставил бутылку на пол и перекинул в руках ружье, направив его в их сторону. — Толян, погоди! Ну давай выпьем и поговорим. Толян, давай! Руки Сашки дрожали. Он действительно боялся, что я пью водку, а значит могу не смотря на все договоренности, вытворить опасный фортель. — Тогда наливай и пьем! — Я больше уже не могу.
Настя сказала это посмотрев на меня. Да. Она была уже чуть пьяна, но не так как мне надо было. — Тварь! Сначала позоришь меня а потом и пить со мной не хочешь? Да тебя сссуку сразу прибить! Я театрально встал со второй попытки с кресла. Ружье было направлено прямо ей в грудь. Ее глаза широко открылись. Она явно ожидала выстрела. Сашка наклонился к ней и уже не стесняясь меня громко заговорил ей на ухо. — Мы же договорились не злить... Договорились слушаться. Посмотри, он не в себе! Перестань. Сейчас не время. — Ты, тварь. Еще его сперма у тебя на роже не высохла, а ты мне уже начинаешь фортелячить? Пей и пей молча! Я толкнул стволами ружья ее в грудь отчего она пошатнулась назад едва не упав. Трудно идет коньяк. Сашка в стаканы наливает. Ой, как пить? Уже кажется не могу. Толька начал бесится сильно. Сашка еще со своими уговорами. Сама знаю, что надо слушаться. А от коньяка вроде чуть успокоилась. А... !!! Больно толкнул. Буду пить! Так действительно легче будет. Да и Толика не буду лишний раз нервировать. Со своим ружьем он невменяем. — Толя, так мы уже пьем, пьем. Правда Настя? С этими словами он налил очередные порции коньяка и показал мне. Я стоял перед ними, а они показывая мне наполненные стаканы смотрели мне в лицо с пьяными испуганными улыбами. — То то же. Вы гады думаете, что все! Бахнем и все замнется? Как ебаться в семейной постели так мысли отсутствовали? Да Санек? Как в рот ей давать так наверно вместо головы думала шляпа члена о глубине входа? Да? Я сел и сделал еще перу глотков «водки». — А вообще она нормально берет, да Санек? Моя школа!
Выпив они посмотрели друг на друга. Настя была уже достаточно пьяна. Ее блуждающий взгляд с затуманившимися глазами не мог уже сконцентрироваться ни на мне ни на Сане. Веки начали неуклонно опускаться. — Так, что хуняка? Я не давал ей покоя. — Все умение на его члене продемонстрировала? Отбелковала соседа до полного рта? Она в ответ только подняла на меня глаза и тут же опустила их отвернувшись. — Не ты смотри, а? Она еще и стесняется! — Толь да ладно... это. Ну не надо. Сашка тоже достаточно охмелевший попробовал типа, заступиться. — Не я ж задал вопрос. Она тебе хорошо узду чесала? Ну говори. Если нет то это можно исправить, а то я наверное помешал вам? Вы уже успели откалиброваться? А? Чо молчишь, кобыла? Я вскочил с кресла и схватив одной рукой Настю за кофту второй сделал вид буд то собираюсь ударить прикладом.
Сашка встал, делая попытку мне помешать. — Да нормально все было, нормально. Не надо так... ну успокойся, Толя! — Че нормально? Сосала нормально или еблась? Я знать хочу. Говори сууука! Она с пьяными глазами и явно с замедленной алкоголем реакцией подняла над головой скрещенные руки. — Как уумела, так и делала. Ну не бей меняяяааа. Я отпустил ее кофту. — То то. Сразу отвечай. И уже с ухмылкой на «пьяном» лице я подморгнув сказал нарочито громко. — Если не посрамила то он должен быть доволен. Ты у меня... не у нас уже, соска классная. Слышь, а сможешь нам отстрочить двоим? Она посмотрела пьяными глазами в которых можно было прочитать вопрос: ты это серьезно? Не давая ей опомниться и что-то ответить я скомандовал. — Наливай. Пьем за еблю втроем. Возражения есть? Нет! Мля. А он действительно настроен на вздрюк в два хуя своей жены! У меня такого еще небыло. Черт это на самом деле со мной? Саня вылил остатки коньяка ей в стакан. Она с отвращением упившегося человека смотрела на коньяк. Я стволами пододвинул ее руку к лицу. Саня помог ей донести выпивку до рта. Она пила практически насильно. Глаза ее были полузакрыты поэтому не видела, как соседушка аккуратно своей рукой помогал опрокидывать содержимое стакана ей в рот. Мы ее спаивали? Да! В мой план не входило сопротивление трезвой бляди. — Ну вот кобыла. Теперь будем готовы к ебле? Скоро мы тебя, суку, опрокинем и отдрючим по полной. Она сидела опрокинувшись на спинку дивана с опущенной головой и тупо уставившись в свои колени. После моих слов сделала попытку отрицательного жеста. Получилось в одну сторону медленно, а в другую быстрей. Настя с трудом уже могла управлять своими действиями. Что он несет? Он думает действительно меня оттрахать вместе с Сашкой? Боже, как я напилась! Нет, он точно хочет... Будут трахать вдвоем с Сашкой! Потом убьет? Или нет? Мамочкиии, я пьяная кобыла, дура! Так мне и надо. И, как? Перетерпеть? Ну трахаются же с двумя. Не умирают. Другим нравится. Буду терпеть. А может шутит. Да нет. Вон морда какая похотливая. Что, прийдется пройти через это?! — Нет, ннниччего не ббудет. — Тела! Ты у нас пьяная в жопу, а пьяная блядь пизде не хозяйка! Все будет, сучара, иначе я выебу тебя стволами. Последнюю фразу я сказал ей прямо в ухо. Она посмотрела на меня непрерывным взглядом и по моему все поняла. Поняла, что у меня сорвало башню. Поняла всю безысходность положения в этой ситуации. — Ты сука и в очко ему небось тоже давала? Давала, Санек, давала? Тот пьяно пожав плечами сделал попытку ухмыльнуться. — Не... Мы пробовали, но без смазки как-то не пошло... долго. Вот. Я удивленно посмотрел на свою супругу. Она мне отказывала уже неделю с лишним в простом трахе. Постоянные плохие самочувствия, ругань, головные боли. Вот этому в жопу, а мне в супружеском трахе отказ. — И сколько это у вас уже? Что с первого раза и в жопу дала?
Я отхлебнул из бутылки, но уже не для виду пьющего, а действительно пересохло в горле. — Да с той субботы, не долго. В попочку только сегодня попробовали. Настя ляснула его ладонью по голове. Второй рукой хотела дать пощечину, но по пьяне промахнулась и попала по шее. Сосед развел руками. Его лицо источало удивленно оправдательную улыбку. — А я и самма уже хххотела этто все заканчивать. Вдруг влезла в разговор Настя. Она сидела на диване поджав под себя ноги, однако ее руки безвольно были раскиданы и шевелить ими она явно не спешила, да и не могла наверно. — Теперь не заканчивать, а кончать будешь. Иди блядь сюда. С этими словами я сел на диван слева от нее. Взяв ружье в левую руку я правой сгреб ее волосы в охапку. Приподняв ее заставил повернуться ко мне. Она скривилась от боли не открывая глаз. Я впился поцелуем в ее пахнувший коньяком рот. Отложив ружье на край дивана левой рукой сжал грубо ее грудь. Начал мять ее жестко. На ней небыло лифчика, грудь облегала только тонкая трикотажная ткань майки.
Настя попыталась рукой убрать мою ладонь с груди. Держа ее за волосы, я резко ударил левой ладонью по ее щеке. — Я, что сучара, любовью с тобой заниматься буду? Да? Ты так подумала? Да я тебя просто хочу выдрать со всей ненавистью! А твой гребаный ебарь мне помогать будет! Он же для этого здесь с утра? Будешь выделываться и корчить верную жену, я не только порву все дыры, а еще и в манду засажу заряд дроби! Я вскочил. Ружье оказалось в руках. Стволы смотрят прямо ей чуть ниже пояса. Я действительно был зол. Зол на то, что приходится играть, зол, что она еще что-то вякает. Зол, что вообще это со мной. — Толян, Толян мы же только поговорить. Настя ты же видишь, он бухой. Не зли его. Он нас может убить. Толь... Нуу ненадо. Успокойся. — Ты вообще заглохни. А то действительно так хочется вас обоих тут положить. Я повернулся и взяв с кресла бутылку сделал еще несколько глотков. Пол бутылки уже нет. Раскрытые Настины от страха глаза смотрели то на меня, то на бутылку у меня в руке. — Теперь ты. Бухни перед развлекухой.
Я кивнул на остатки коньяка в ее бокале. Она с гримасой такого отвращения поднесла коньяк ко рту, буд-то это была блевотина. Выпила, закрыв глаза откинула голову на спинку дивана. Рука с пустым стаканом безвольно упала на диван. Пару капелек коньяка коричневыми шариками скатились на ткань, тут же исчезли впитавшись. Я сел опять рядом. — Ну ты же у меня умница? Да? Ну, давай. Давай девочка. Я снова начал ее целовать и мять с остервенением грудь стараясь нарочно делать больно. Постепенно левая рука перемещалась ниже. Ладонь грубо втиснулась ей между ног. Это заставило ее их опустить с дивана. Я развернулся и она оказалась на спине ногами к Сашке. Лег на нее сверху грудью, целуя в шею. Левая рука проникла под лосины и шелковистость волос ее лобка заставила пальцы искать то место от упоминания о котором у любого мужика стояк до пояса. Я выминал ее на глазах у Сашки который сидел и судорожно сглатывал слюни. Толи от возбуждения, то ли от удивления происходящего. Скорее от того и другого вместе. Я оторвался от Насти и продолжая ее ласкать посмотрел на соседа.
— Ну, как сосед, поублажаем мою сучару вдвоем? Помогай! Ей штанишки мешают. Давай. Настя попыталась дернуться, но я навалился на нее снова. Сопротивление пьяной женщины носило скорее виртуальный характер выражающийся в слабом мычании и попыткой ногами помешать второму, хоть и пьяному, но мужику. Сашка все еще пялился на нас, но его поза на диване приняла характер готовности. Он явно завелся! Так выминает ее, что я бы тоже не против. Настюша уже так пьяна, что мы ее трахнем без особого сопротивления. Он сам это придумал. Ну ладно будь, что будет. Я не против оторваться. — Снимай ей лосины! Давай! Я уже в приказном тоне прикрикнул на него. Настя видно по моему тону, тоже поняла, что мои намерения вышли из области разговорного жанра и перешли в решимость сотворить задуманное. Алкоголь мешал оказывать реальное сопротивление, она бессильно свесила одну ногу с дивана на пол. Одной рукой я начал сам сдирать с нее обтягивающие лосины, другой задрав майку мял оголенные груди. Сашка одним движением содрал с Насти цветастую ткань лосин отчего она сразу поджала голые ноги. Я рукой грубо их раздвинул и начал пальцами массировать ее промежность. — Он хоть целовал тебя туда? А? А ну, давай дорогой, ублажи нашу девочку. Поработай язычком. Ее ноги вновь сжались, обозначая остатки возможного протеста. Я уже двумя руками их резко развел. Между великолепных бедер с персиковой кожей ее покрытая нежными волосками промежность выглядела завораживающе манящей! Этому великолепию таинства плоти подвластна вся мужская сущность. Взяв рукой осоловевшего и тормознутого от выпитого коньяка соседа за волосы я направил его лицом между раскрытых ляжек Насти. — Язычком, язычком поработай! Повернувшись к жене я продолжил ласкать ее грудь будто Сашка и не существовал там, ниже ее пояса. Сначала она вела себя полностью пассивно. Признав силу и осознав свою беспомощность. Постепенно ее руки начали поглаживать мои плечи, а закинутые на Сашкины лопатки ноги начали с напряжением подергиваться. Настя начала глубоко дышать. Ее соски под моими пальцами набухли и я видел, как жилочка на шее начала пульсировать. Не открывая глаз она начала двигать телом, сокращая мышцы живота, отчего ее ноги то поднимались вверх, то опускались упираясь в Сашкину спину. Это со мной такое? Мне не снится? Что он делает? А этот уже рад и вон как старается. Ой! Ну, что же он делает? И Толька. Зачем... Пьяная я блядь... Хорошо. Хорошо. Два мужика. Меня. Ооо... !!! Привстав я секунду любовался работой соседа. Расстегнув пуговицы брюк я освободился от них в секунду. Поставив левую ногу на диван я оказался над лицом Насти. Стоявшим, как кол членом, я несколько раз шлепнул ее по лицу, она открыла глаза лишь на несколько секунд. Закрыв их опять, Настя приоткрыла рот навстречу члену. Я дал возможность ей облизать его от головки до корешка. Потом очередь дошла до яичек. Каждое из них было обласкано влажным языком и по очереди втянуто в рот. Не давая ей расслабиться я взяв голову жены плотнее прижал ее к паху и заставил вылизать все вокруг яиц. Приподнявшись я одной рукой держал волосы, а второй поддерживал ее шею. Вставив член в приоткрытый рот водил им от одной щеки к другой. — Шляпу обработай язычком и соси сильнее. Сдавленный голос с придыханием выдавал мою трезвую возбужденность. Однако ни Настя, ни Сашка ничего не заметили. Животная похоть передалась всем нам троим. Только я был трезв, в отличие от моих двух секс-партнеров. Они словно овцы были покорны моим желаниям и я по полной этим воспользуюсь!
Мой член обрабатывался языком Насти с умением профи, то жестко по уздечке и вокруг головки, а то вдруг резко погружался в недра ее глотки по самый корень. Я держа ее за волосы, плотнее прижимал к себе до того момента когда она уже не могла дышать. Начав кашлять она отпускала мою елду наружу, шумно вдыхая воздух и откашливаясь. Облизав слюну с члена, вновь массировала его своими губами и языком. — Ну, таким кайфом надо делиться, иди сюда. Ты там уже все смазал? Это было уже обращено к Сашке который языком и пальцами вовсю наяривал в пизденке. Куда подевалась растерянность? Только тяжелое дыхание, скомканные волосы, влажный рот и взгляд устремленный на Настюхину волосатку. Я оторвался от ее рта и мы поменялись местами. Развернув за ноги жену я заставил лечь ее на левый бок. Сашка, сбросив брюки, при этом чуть не упал зацепившись за ремень. — Да не торопись, эта сука нас ублажит сегодня, как нам надо! Заткни ей в глотку свою пробку.
Я смотрел, как он взяв в ладонь внушительный свой член подносит его к ее лицу. Она, глядя ему в глаза приоткрывает рот взяв своей рукой член, губами обволакивая головку заглатывает елду. — Ну ты и сука! Ты уже лэкаешь ему при муже! С этими словами я поднимаю ее правую ногу и с силой вгоняю свой кол ей в пизду. Охнув, Настя не выпуская член из рта прикрыла опять глаза. Я драл ее жестко, не жалея. Звуки шлепков, моих яиц по ее телу, запуск члена резкими толчками в ее вагину, созерцание, как она сосет у Сашки... О, все это пьянило сильнее любого алкоголя. — А ну, попридержи эту кобылку за патлы, Санек.
Он послушно кивнув сгреб в две руки ее волосы и прижав голову к дивану продолжал елозить членом у нее во рту. Настя скосила глаза и ее тело несколько напряглось. Я смачно и не жалея шлепнул ее по ягодице, до рдеющей пятерни на загорелой коже. — Раслабся, твое очко я еще не калибровал?! Теперь наверстаем упущенное. Она замычала с членом во рту. Отчего Сашка только похотливо ухмыльнулся глядя на нее. Я правой рукой задрал еще больше ее ногу, прижав, смочил слюной пальцы левой руки. Ими я смазал манящую меня между ягодиц, ее шоколадку. Настя попыталась опустить правую ногу одновременно поджимая левую. Но я уже оседлал левую ляжку и плотно прижав ее к дивану и подняв правую ногу практически разодрал ее в позе которой пользуются костоправы. Не торопясь, смакуя каждую секунду действия я головкой водил по ее анусу. Держа правой рукой ее ногу и зажав в левой напрягшийся, до вздутых вен член я головкой то раздвигал губки влагалища, то опять возвращался к блестящей попке. Сашка развлекался елдой с ее ртом. Засадив его и оттопырив головкой щеку, он пальцами пошлепывал по выпирающей части щеки. Ну вот. Первый раз топырю жену на глазах у ее мужа. А хорошо она минетит. Я думал уже и не встанет после всего. Но эта кобыла такое вытворяет. Оооо... !!! Ну ты даешь! Умелая сосочка! — Ну, а на какую глубину она у тебя берет? Покажи. Он кивнув плавно, но неотвратимо ввел член ей в глотку. Настя уперлась руками. Его член чуть выйдя со рта и в самом деле не должен был, по идее, поместиться у нее. Однако, видно Сашка, что-то знал. Он с улыбкой и настойчиво заставил член опять пойти вглубь. На полную. У Настюхи пошли рвотные спазмы. И тут я резким движением всадил ей в очко!!! Это был не то всхлип, не то крик с кляпом во рту. Ее тело напряглось, она с силой заставила выйти член из-зо рта. Но... успела только глубоко вдохнуть. В следующее мгновение соседская елда была за щекой. Я всаживал свой неестественно твердый член в ее попочку по самые помидоры. Левая рука держала ногу, а правой я мял ее киску иногда погружая пальцы во влагалище. Настя дышала тяжело и громко. По волосатым Сашкиным бедрам выступив стекал пот. Ослабив хватку я всадил резко член и не вынимая его снял c себя майку.
Поигравшись девочкой еще немного я подал команду на смену позиции. Может и банально, но я захотел трахнуть ее рачком в то время, когда она делает отсос другому. Заставив ее стать раком на диване я, вставил член в мягкую, но набухшую пизденку, потом драл оба отверстия по очереди. Мои пальцы с силой сжимали ягодицы оставляя белесые следы, которые становились багровыми. Я с удовольствием наклонившись касался колыхающихся грудей, пощипывая соски и поглаживая влажную от пота женскую спину. Сашка членом водил по лицу Насти, а та, уже окончательно отпустив тормоза, вылизывала его внушительные яйца поддерживая их рукой. Я в очередной раз вынимал член с взбухшего и влажного влагалища и тут-же погружал блестящую головку в упругое и тугое очко. — Теперь взнуздай ее ты. Сменннна дырок! Пьяно кивнув головой ебарек вынул член у нее со рта. Раздался чмокающий звук и он в награду за прекрасное исполнение минета погладил ее по щеке. Пока мы менялись местами, Настя в истоме повалилась на диван. Потный Сашка попытался ее приподнять за бедра, но сам повалился на нее. — Ты давай сядь, пъянь, а ее мы оденем на тебя. Член хоть еще стоит?
Я взглянул на его полено и мои сомнения рассеялись. Сев на край дивана он с явной гордостью начал надрачивать член. Взяв пьяную жену под мышки, как куклу усадил ее на Сашкины бедра. Его торчащий между ее ног член доставал ей почти до пупка. Приподняв телочку чуть вверх я дал возможность Сашке заправить член в ее влагалище. Он полностью скрылся внутри Настюхи. Она только охнула. Сидя на его бедрах, как на коне она упиралась руками в его колени. Ее лицо выражало удовольствие с напряженным ожиданием, глаза с пьяной поволокой смотрели в потолок. Я подошел к ней и начал оглаживать колышущиеся от Сашкиный толчков груди. Он вталкивал член резкими движениями держа ее за талию. Наклонив голову жены, заставил взять в рот мой член. Я заставил Настю сосать в такт Сашкиным толчкам. Таким образом, войдя в единый ритм наша женщина насаживалась и пиздой и ртом на два члена одновременно. Мы стали представлять один гармоничный организм. Дыхание казалось было одно на троих. Потные тела блестели словно вылитые из какого-то неизвестного металла. Сколько же они будут меня трахать? Сашка со своей колбасой уже вообще без жалости... Толька... Зачем так глубоко... ? Расслабиться. Оох! Садисты! Сколько я выпила? Нет это не сон? Нет! Это мне за все! Ооох! Я кончил первым выпустив хорошую порцию белка глубоко в глотку. Настя даже не глотала, сперма выливалась в глотку, а я, не давая вынуть пульсирующий член, крепко прижимал ее голову к себе. — Доебуй ее, только не вздумай кончить в пизду. Буд-то следуя приказу, Сашка несколько раз с силой вогнав член, вынув, начал обильно орошать Настин живот и бедра. Она матернувшись и с трудом слезая с его ног, направилась в ванную. Я повалился в истоме на диван рядом с соседом. Два потных мужика с увядающими членами представляли комичную картину, появись кто посторонний в комнате мог не то подумать. — Ну, как ебарек, понравилось? — Да, Толян, это вещь! Я впервые деру телку в две узды. Она у тебя прелесть. — Как эта прелесть тебе дала? Как началось?
— Сначала, пока мы в кафе тут чалились, тебя ж никогда рядом не было. Ты знаешь, что ей нада компаха и веселуха. Я ж тоже без особых забот. Ну вот. Большую часть времени мы в кафешке и проводили. Потом по пьяне я ей брякнул, что хочу ее. А она тож по пьяне говорит, что хорошо, давай. На следующее утро пришла, а я ох... л. Она сама меня толкнула на диван и практически вытрахала. Это уже по второй палке я показал класс, а по первому разу... Ууу, что вытворила! Я не ожидал, честно. А потом мы встречались по утрам, когда ты уходил на работу. Ты не держи зла. Ну сам подумай, какой нормальный мужик от такой откажется, когда она сама к тебе в штаны лезет? Его пьяный говор, снова поднял во мне волну злой обиды. Вот так просто? Сашку в постель сразу после меня? Противная холодная волна злой и расчетливой мысли опять окатила мою голову.
Ладно, продолжим. — Ты, что кобыла там в ванной застряла? От всего не отмоешься! Давай выползай сука, нам уже скучно! Она вошла с уже накинутым халатиком. Держась за косяк двери одной рукой, а второй за полы халата на талии остановилась. Она медленно переводила взгляд с дивана на нас с Сашкой по очереди. Взгляд ничего не выражал. Полный аут. Очевидно алкогольная порция расчитаная на здорового мужика была убийственна для женщины. Она села на диван между нами поджав под себя ноги и обернувшись полами халата. Я приподнял ее голову за подбородок больно сжав пальцами. Она замычала не в силах открыть глаз. А может не хотела? — Шо? Неее. Хотите опппять выебать? Ооо... Мля... Я пппияяная. Она открыла глаза. Сплошняком туман. На лице смена пьяных мимик в несколько секунд, от сдвинутых бровей, до улыбки. — Хочу закурить. Дай сиггарету.
Она обращалась к Сашке икнув. Эта сука обращалась к нему с опущеной головой в колени и протянутой рукой. Буд-то и не трахали ее сейчас во в