Госпожа

260

 — Кого ты привел, Толя?

 — Как и договаривались, ты же сказал, что тебе нужна новенькая.

 — Ну не такая же! Она же вообще не в Теме! С ней хлопот не оберешься!

 — Та чего ты боишься, Коля, думаешь, она заявит на тебя? Она все сделает, я тебе ручаюсь.

 — Кто она?

 — Мы живем вместе. Она нормальный человек, не беспокойся, Коля. Я бы никогда, но я же говорил тебе, деньги очень нужны. Ну, пожалуйста, Коля.

 — Живешь с ней? Вот и еби ее, или у тебя уже не встает? Привел свою бабу, она даже не подозревает, куда и зачем ты ее притащил. Что ты ей рассказал? Что здесь люди интересные, да? А что эти люди захотят сделать с ней, ты ей не рассказал?

 — Нет, Коля, не рассказал. Я боялся, что она не согласиться и меня из дому выгонит.

 — А если ее на колени поставить здесь, то, как ты с ней потом домой поедешь?

 — Не знаю, мне деньги нужны и больше некого привести.

 — Раздевайся, сука, и называй меня, как положено. Ты мне наобещал, вечер испортил. Я же собрал всех. Они хотят посмотреть новую нижнюю, а ты привел обычную женщину. Ты не понимаешь разницы, да? Мы не насилуем никого, даже тебя, соска. Я тебе сказал только раздеться, а ты уже на колени встал и рот открыл. Соси, сучка.

 — Да, Хозяин.

Николай приспустил брюки и вставил свой член в открытый рот Толика. Тот сразу заработал языком. Николай взял стоящую на коленях сучку за волосы и стал насаживать на член все глубже и резче.

 — Ты всегда и выглядел, как сучка. Волосы нарочно отпускаешь, чтоб удобнее было тебя держать

Николай воткнул член в самое горло Толику, тот захрипел.

 — Разучилась, сука, — сильные пощечины оставили два красных следа на щеках Толи, — работай, шлюха!

Николай сильно схватил за волосы Толика и стал дрочить его головой свой член. Потом вышел, открыл рот Толи руками и, набрав слюны, плюнул в него. Сев на стул, пальцем поманил к себе. Приказал сосать.

Толик старался изо всех сил. Лизал языком, обхватывал губами и опускался по стволу до самых яиц. Старался принять член Хозяина в самое горло и глотать при этом. Так его научил когда-то самый первый мужчина, которому он отдался.

Ему тогда очень хотелось получить пластинки, какая-то редкая запись, не достать ее было у нас. И он напросился в гости. Такой интересный, интеллигентный мужчина, старше его. Они хорошо посидели, поговорили, посмотрели коллекцию пластинок. Толик знал, что о нем ходили слухи, будто он любит мальчиков. На это и был расчет. И вообще было интересно, как это происходит с мужчиной.

Немного вина позволило совсем расслабиться и снять напряжение. Была предложена ванна. Толик ожидал, что там все и начнется, но хозяин не спешил. За весь вечер он ни разу не дотронулся до гостя. Вообще никак не проявил своих намерений. Казалось, ему приятна именно беседа и этот парень не возбуждает у него желания.

Хозяин квартиры предложил заночевать, вытащил из шкафа белье, подушку и одеяло. Он наблюдал за юношей, как тот стелет постель, как наклоняется, залезает на диван, чтобы заправить простыню, как прогибает спину, поднимая попку. Было очевидно, что парень не опытен, что он так неумело заигрывает, призывает к действиям. Это было забавно и немного трогательно. Юноша встал у дивана и, как бы невзначай, задел полотенце, которое обхватывало бедра. Он не сделал даже попытки отвернуться или прикрыться. Молодое, стройное тело, довольно длинный член. Он стоял и спокойно смотрел прямо в глаза. Это было так откровенно и грубо, что хозяин рассмеялся и ушел из комнаты. Вернулся он с двумя бокалами вина. Поставил один возле себя и пригубил из другого. Толик подошел и хотел взять бокал, но хозяин отрицательно помотал головой.

Толика пробирала дрожь, может от холода, может от возбуждения или от страха за то, что должно произойти. Хозяин никак не помогал ему. А сам он то робел, то накатывала злость: « Ну что тянуть-то, давай уже! Или я так плох для тебя!»

Хозяин спокойно потягивал вино и, улыбаясь, смотрел на гостя.

 — Зачем ты пришел? — спросил он равнодушным тоном.

 — Н-не знаю... Вы мне очень понравились, — промямлил Толик, — я впервые, помогите мне, прошу Вас.

 — Хорошо, если так. Хотя, если за деньги, тоже не плохо, просто мне хотелось бы знать.

«Вот, блин, а я даже таксы не знаю! Вот дурак. Ну, сказал уже, так сказал», — пронеслось мгновенно в голове у Толика.

 — Помоги мне раздеться, милый, — нежно позвал хозяин.

Толик расстегивал маленькие пуговки на рубашке мужчины. Вдыхал сладковатый запах его парфюма. Что-то импортное, не слышал такого раньше. Доступ к пуговицам теперь закрывал ремень и брюки. Он нерешительно посмотрел на мужчину, тот притянул его голову к своей груди и губы Толика коснулись гладко выбритой кожи.

 — Продолжай, у тебя такой же ремень, — улыбаясь, произнес хозяин.

Толик наощупь расстегнул брюки, высвободил рубашку и снял ее с плеч хозяина. Тот взял голову Толика и приложил к своему соску:

 — Целуй, да, мой мальчик, и этот тоже, — говорил он, передвигая от соска к соску, — И лижи, соси, милый, да, так хорошо

Толик вылизывал весь ореол у соска. Потом захватил сосок губами и втягивал, всасывал его, лаская, теребя языком. Голова уже начала кружится, член встал, он забылся на мгновение и прикусил сосок. Хозяин вскрикнул, но прижал голову Толика к груди и прохрипел: «Продолжай». Грудь уже вся была мокрой и раскрасневшейся, соски стали твердыми и от них невозможно было оторваться. Руки Толика все это время гладили бедра хозяина, только бедра... Вдруг Толик почувствовал, что рука хозяина гладит его член. Он продолжал ласкать соски, старался не думать, ни о чем не думать и у него это все лучше и лучше получалось. Ему была приятна сильная мужская рука, которая сжимала его член. Просто сжимала, пока не становилось чуть больно, потом ослабляла хватку. А другая рука все еще держала его голову у груди. Хозяин взял Толика за бедра и притянул к себе, так что они оба чувствовали между собой напряженные, твердые члены. Толик задохнулся от возбуждения и, казалось, что еще движение и кончит. Хозяин не давал двигаться. Так они замерли на несколько мгновений. Затем хозяин развернул Толика к себе спиной. Прижал свой член к молодой упругой попке и положил руку на спину. Рука наклоняла Толика вперед, он не сопротивлялся, он уже был послушным, хотел продолжения, где-то далеко мелькала мысль о боли, но уже далеко. Хозяин запустил руку между ног: «Раздвинь, да, шире, обопрись руками о стул, ты же так хотел этого, да, мой мальчик».

Как только Толик раздвинул ноги, хозяин взял его яйца в свою ладонь и оттянул вниз. Потом взял член у самого основания и загнул его назад, к себе. Из головки показалась капелька. Эрекция была сильной, но хозяин не дрочил его, а только держал член, зажав в руке и оттянув назад.

 — Раздвинь свою попку, милый, покажи мне свою девочку. Какая тугая дырочка. Какой подарок, спасибо, милый, — и хозяин вставил палец.

На удивление, было не больно, как у врача, в военкомате. Может он был смазан... В это время палец уже трахал его дырочку, к нему присоединился еще один, и думать уже не было ни сил ни желания.

 — Держи, держи свою попку. Мне нравится видеть твое колечко вокруг моих пальцев, — хозяин уже растягивал дырочку пальцами. Было немного больно. Тогда он ввел до предела два пальца, а другой рукой взялся за яйца и резко оттянул их вниз. Дырочка раскрылась сама, вся кровь отлила к яйцам и, никакой боли не ощущалось в анусе, когда он вошел в него. Толик не сразу понял, что член уже в нем. Хозяин вошел и остановился. Возбуждение и боль просто захлестнули горячей волной Толика.

Боль утихла. Хозяин немного сдал назад, и входил с каждым движением все глубже. Вот он остановился, не до конца, вытащив член. Набрав в рот слюны, выпустил ее на разгоряченное колечко, плотно охватывавшее  член, и с силой втолкнул его до предела, так что теперь его бедра и попка Толика были плотно прижаты. Толчки были резкими, сильными. Он то насаживал Толика на себя, то сам трахал его, почти вытаскивая свой член и загоняя в него до самых яиц. Казалось, это длится бесконечно долго. И вот дыхание хозяина стало более частым, шумным, толчки резче, а член, кажется, еще увеличился и раздвинул дырочку, так, что она выворачивалась при каждом движении назад. Хозяин, не переставая ебать Толика, пропустил руку между его ног и снова резко взял и оттянул его яйца вниз. И кончил. Застонал. Слегка наклонился к Толику, отодвинул его, вытаскивая член и, в изнеможении, опустился на стул.

Толик подался вперед, стал на колени, потом на четвереньки, потом прилег на бок.

 — Подстели свои трусы под зад, а то натечешь мне тут на ковер, — услышал Толик и послушно приладил трусы у попки.

Спали они в разных комнатах. Толик, когда немного пришел в себя и услышал, что за стеной сначала скрипнула кровать, а потом и вовсе все звуки затихли, допил вино, оставленное хозяином, вытащил те самые пластинки и спрятал их в куртке в прихожей. Хотел было и уйти сразу, но подумал, что ночью в чужом городе на улице не так уютно, как в теплой квартире и остался переночевать. Уже все сделано, торопиться некуда.

Утром его разбудили. Хозяин стоял возле дивана, полы халата открывали его грудь, живот и возбужденный член.

 — Будем завтракать, милый.

Мужчина сел в кресло, раздвинув ноги и совсем убрав халат.

 — Иди, присядь здесь. Я покажу тебе, как готовить завтрак.

Толик слез с дивана и встал на колени перед хуем, который вчера сделал из него послушную сучку.

Дырочка тут же отозвалась, сжалась и заболела.

 — Высунь язык, сильнее, — хозяин притянул к себе голову Толика, — А теперь облизывай хуй, снизу вверх, со всех сторон. Не касайся головки, намочи мне член хорошенько.

И Толик старался. Набирал побольше слюны и лизал, лизал, лизал. Хозяин опустил его голову чуть ниже: « И яйца тоже, да, получается. Возьми их в рот, соси, сучка. Не спеши. Старайся, милый, у тебя уже получается». Хозяин отпустил голову, и Толик снова начал лизать член. Глаза у него были закрыты, собственный член встал, ему нравилось и возбуждало то, что он делает. В это время сильная рука схватила его за волосы и насадила на член, глубоко и резко. Толик задохнулся, глаза открылись, руками он схватился за бедра, сидящего напротив мужчины. Тот приподнял его голову, собрал в руке волосы и стал насаживать и поднимать Толика на свой член. Болело горло, слезы потекли из глаз, Толик уже приноровился вдыхать, когда хозяин приподнимал его голову.

 — Вот теперь слюны достаточно, теперь у тебя получается, сучка, — хозяин замер и прижал голову Толика к себе, так что член не возможно было выпустить изо рта. Толик почувствовал сильные, короткие толчки, которыми выходила сперма прямо ему в рот. Оба застыли не двигаясь.

 — Глотай, сучка, — услышал Толик и судорожно сглотнул. Вкус у спермы был ни на что не похож, чуть горьковатый. Она была похожа на яичный белок, теплый странный и непривычный, как все, что было в этом доме. Как гладко выбритое тело мужчины, который трахал его второй день, как саднящая боль в дырочке, как пересохшие губы, которые теперь щипало, словно он съел лимон.

Хозяин встал с кресла и отправился на кухню. Запах свежесваренного кофе и сигаретного дыма заполнил квартиру, когда в дверях показался Толик. Он уже был одет.

 — Тебе пора, — сказал хозяин, — а что, курточку так и не оденешь, вроде не жарко.

 — Мне еще жарко, — ответил Толик, — И спасибо Вам за все.

Хозяин проводил его до двери.

 — Способный мальчик, быстро учишься. И врать тоже, — дверь за Толиком закрылась.

Это было давно, но всегда так живо всплывало в памяти. Толик жалел, что не остался с ним, с хозяином квартиры, может теперь не пришлось бы, но есть, как есть. Может хоть за минет с ним рассчитаются, раз девушка не подходит.

После того, как хозяин дома с Толиком вышли поговорить о своих делах, за столом осталась его жена, супружеская пара, Ирэн и молодой человек. Молодого человека представили, как друга семьи. И этот друг не сводил глаз с Ирэн с момента знакомства. Ей было сначала приятно его внимание, но довольно быстро она нашла это поведение слишком странным. Он ловил каждое движение девушки, спешил передать ей все, на что бы она не взглянула на столе, и при этом называл ее как-то странно — «Госпожой». Она думала, что это такая забава, но молодой человек заводился все больше и когда мужчины ушли, пересел рядом с ней. Он просил стать его Госпожой, говорил, что будет ее рабом и прямо сейчас хочет доказать свою покорность, исполнить любое желание. Ей показалось это сначала романтическим бредом. Но хозяйка дома сказала, что это был бы хороший выбор, что он давно ищет такую Госпожу. Ирэн была в замешательстве. Все это было похоже уже не на розыгрыш, а на театр абсурда! Какой раб, какая Госпожа? Она ничего не понимала, и у нее появилось желание, которое захотелось ей исполнить самой. Уйти.

 — Оля, Вы не могли бы поторопить Толика, мы уже и так засиделись. Спасибо за гостеприимство... — но тут вошел хозяин дома и не дал Ирэн договорить.

Николай переглянулся с женой, отрицательно покачав головой. Та улыбнулась в ответ и примиряюще кивнула в сторону Ирен.

 — Ну, как знаешь, я пас, — произнес он и сел за стол.

 — Да, уже поздно. А Вам далеко добираться? — спросил Николай у Ирэн, — Простите, что увел Вашего спутника, сейчас Валюша его поторопит. Валя, посмотри, как там Толик, он что-то в ванной найти не может. Не беспокойтесь, Ира, я попросил его услужить мне. А Вам ведь не скучно, надеюсь, — и он спокойно посмотрел на настойчивого ухажера.

Молодой человек приободрился и продолжил атаковать девушку. Ни немая сцена между супругами, ни отсутствие Толика, ни то, что в ванную была отослана подруга жены, ни тем более, «ухаживания» нового знакомого, не улучшили настроения Ирэн. Ей все больше не нравилось здесь. Она чувствовала какой-то подвох, но ни с чем не могла связать его, расшифровать. Чувство тревоги нарастало. Хотелось только уйти.

Она встала из-за стола, но тут произошло совсем странное. Молодой человек упал на колени, опустил голову и обнял ее ноги. Удивление перекрыло даже страх со злостью, которые уже готовы были прорваться у Ирэн.

 — Теперь только ты можешь с этим что-то сделать, — очень спокойным и ровным голосом сказал хозяин дома, пристально изучая девушку.

Толика все не было. В комнате остались только хозяева — супруги, Ирэн и лежащий у ее ног мужчина.

 — А ты, что Толик пришел на встречу неподготовленным? Ай-я-яй! Как не хорошо, — сказала Валя, войдя в ванную. Она набрала полную грелку воды и прикрутила к ней шланг.

 — Подними повыше свою задницу. Хозяин приказал тебя почистить. А вот и помощник пришел, это я для тебя готовлю, дорогой, — сказала она, обращаясь к мужу.

Вода входила в Толика очень быстро и была холодной. Распирало уже так, что сдерживаться не было сил, вот-вот все польется обратно.

 — Не могу больше, — взмолился он.

 — Тогда зажми дырку и посиди, — Валя вытащила шланг из Толика.

 — Отвлекись пока, — услышал он и увидел перед собой мужа Вали. Вернее его член.

 — Поставь его и соси и смотри, не обосрись тут.

Толик снова заработал языком. Сдерживаться уже было выше его сил.

 — Пожалуйста, мне надо в туалет, пожалуйста, — с позеленевшим лицом пробормотал он.

 — Давай, чисть дырку, — приказала Валя.

Они вышли из ванной, там с шумом освобождался Толик. Пара подала знак хозяину дома, что все готово и вернулась к Толику.

 — Покажи полотенце. Вставь палец в дырку и покажи. Ну вот, сейчас Хозяин придет и продолжим.

Удивление быстро сменилось брезгливостью и негодованием. Ирэн попыталась высвободиться. Молодой человек не выпускал ее, он уже совсем потерял контроль над собой и только что-то бормотал, бессвязное, как казалось, Ирэн.

 — Прошу, Вас. Не прогоняйте меня. Я Вам буду туфельки вылизывать, ножки лизать, только разрешите, возьмите меня к себе...

 — Так ты сделаешь что-нибудь? — спросил у нее хозяин.

 — Ваш гость, Вы и делайте и не обращайтесь ко мне на «ты». Я хочу уйти. Немедленно, — и, обращаясь вниз, добавила, — Пусти меня! Пошел вон.

 — Ну, так я и думал, а жаль, — сказал Николай, поднял парня с колен и, взяв за плечо, решительно вывел из комнаты.

Хозяин вошел в ванную. Толик, стоя на коленях, отсасывал у мужа Вали. Она, задрав юбку, терла свой клитор через трусы, и, глядя на член мужа, то появлявшийся, то уходящий в рот Толика, подстегивала их: «Да, мой милый, выеби эту сучку! Еще, глубже! Еще!»

Хозяин достал свой член, подошел к Вале, дал ей облизать его.

 — Ну-ну, девочка, я знаю, как ты хорошо сосешь, чуть позже, потерпи, заводись пока.

Николай подошел к Толику и, плюнув в руку, с размаху шлепнул его по дырке. Сразу же и вставил туда свой член. Чуть-чуть настроившись друг на друга, мужчины ебали Толика с двух сторон. Хозяин входил резко, глубоко. С другой стороны так же резко и глубоко входил член в рот сучки. Они были, как слаженные гребцы на лодке. (Специально для — ) Один темп, одна и та же сила проникновения. Валя уже текла, трусы были мокрыми, глаза прикрыты, ее стон возбуждал мужчин еще больше. Темп ускорился. Еще ускорился. Валя сжала ногами руку, прижавшую клитор и вскрикнула. Это было, как спусковой крючок для мужчин. Оба кончили одновременно. Оба отошли от Толика, полного спермы и во рту и в дырке. Мужчины присели, тяжело дыша и придерживая руками свои мокрые члены. Все приходили в себя. Толик проглотил все, что получил в рот, но так и остался в той же позе. Разрешения ее менять не было.

 — Ой, ну, не обижайтесь, пожалуйста, Ирочка, — начала успокаивать хозяйка дома. — Вы же знаете, мужики такие смешные, иногда, а особенно, когда выпьют.

 — Да он, вроде, не много и выпил, а такой странный.

 — Сейчас Толик вернется, давайте я Вам пока покажу наши фотографии из отпуска. У Вас есть дети? Где Вы отдыхали в этом году?

Ирэн, очень надеялась, что Толик вернется в любую минуту и что эта минута уже настала. А пока ее успокаивал голос хозяйки и предложение посмотреть фотографии и то, что в комнате больше никого не было. Ирэн вежливо поддерживала разговор, но чувствовала, что на нее накатывается сильная усталость, очень хотелось оказаться дома, в ванной, покурить на кухне и лечь в постель. «Где же его носит? Вечно у мужчин друзья на первом месте. Сказал бы, что у него тут дела, да и ехал бы сам».

Оставив Ирэн с пачкой фото, хозяйка начала убирать со стола.

 — Я помогу Вам.

 — Да, пожалуйста, Ирочка. Просто отнесем все это на кухню, остальное я потом.

Когда уже стол был убран, в гостиной появился Толик. Он был босиком, без рубашки, только в брюках, почему-то потный и раскрасневшийся.

 — Ирочка, нам предлагают здесь заночевать. Поздно уже и мне нужно еще кое-что закончить.

 — Но мне же на работу с утра, ты меня не предупредил и я не могу спать не дома, ты ведь знаешь. А что ты в таком виде? Ты там что-то чинишь в ванной?

 — Да, чиню, поэтому и не могу бросить.

 — Ну, хорошо. А ты еще долго? Где мы будем спать?

 — А спать девочки будут с девочками. А у нас еще есть мужской разговор. Да, дорогая, — сказал хозяин дома и, нежно обняв жену, поцеловал ее.

 — Я вижу, ты уже «наговорился», — сказала она улыбаясь.

 — Все лучшее достанется тебе, дорогая. Все для тебя, — и мужчины вышли из комнаты.

Девочки с девочками стали устраиваться на ночлег. В спальне разобрали большую кровать, хозяйка дома раздевалась. Она ходила по комнате, покачивая большими белыми бедрами, гладила себя под грудью, где остались следы от бюстгалтера. Ирэн стояла в замешательстве, понимая, что спать они действительно будут вынуждены в одной постели. Вали не было видно и Ирэн было не понятно, где же будет спать она. Оля раздевшись полезла под одеяло.

 — Раздевайся и ложись, что ты замерла?

 — Я не взяла с собой ночнушку. Я не собиралась здесь оставаться, — сказала Ирэн.

 — Как с тобой все сложно, — с этими словами Оля вынула из шкафа свою сорочку и протянула Ирэн, — Подойдет?

Ирэн сняла платье и осталась в белье и комбинации: « Я, пожалуй, в этом лягу».

Оля молча улеглась в постель. Ирэн тоже. Одеяло было одно, хоть и большое.

 — А тебе Толик не, — Оля не закончила вопрос, потому что в комнату вошел ее муж. Совершенно голый, со стоящим членом. Он направился прямо к кровати со словами:

 — Ну что, девочки, уже нализались? Теперь моя очередь, — и взяв в руку член, стал трясти им прямо у лица жены.

Ирэн от изумления не могла произнести ни слова. Оля, взглянув на ее испуганное лицо, вылезла из-под одеяла и, обняв мужа, повела его прочь из комнаты, что шепча ему на ухо. Когда дверь за Колей закрылась, Оля тихо и внятно произнесла:

 — Тебе лучше уехать, немедленно.

Ирэн быстро натянула платье и выбежала в коридор. Толик уже стоял там.

 — Как же мы так поздно доберемся домой, Ира!

 — Такси поймаем, — ответила она.

В машине Толик прервал молчание:

 — Ира, я хотел рассказать тебе...

 — Прости, но мне сейчас не до чужих историй, — слушать, думать, просто не было сил. Скорее домой, в ванную, скорее.

Утром Ирэн разбудил звонок.

 — Доброе утро, душа моя! — услышала она голос, который всегда вызывал у нее улыбку, даже если кошки скребли на душе.

 — Здравствуй, моя радость!

 — Прогуляться не хочешь?

 — Конечно, хочу.

Подошла официантка.

 — Сударыня, две чашки кофе, пожалуйста, и пирожное Госпоже, — Ирэн рассмеялась.